Огнемир, Богумил и царь Путин: как живут неоязычники в России

Российское неоязычество существует в виде десятков организаций, сотен форумов и пабликов в соцсетях, но социологи и религиоведы считают это явление маргинальным. По отдельности группы неоязычников — их еще называют «родноверами» — и правда небольшие и насчитывают обычно десятки, редко сотни активных участников. Тем не менее, Русская православная церковь серьезно обеспокоена влиянием неоязычников. А вслед за ней к ним все чаще проявляют интерес правоохранительные органы.

Чтобы выяснить, кто такие неоязычники и почему они не нравятся РПЦ и представителям закона, корреспондент Русской службы Би-би-си побывал в Орловской области, Екатеринбурге и Петербурге.

На передовой духовного фронта

«Насаждается вера огнем и мечом. Огнем палят, а казаки за нагайки схватились! Глядишь, и до сабель дойдет!» — возмущенно говорит Сергей Ноздрин. Сейчас лето, каникулы — и время, свободное от преподавания физики и математики в школе, он проводит, работая печником.

Этим ремеслом он обязан своему второму, славянскому имени — Огнемир, а всей округе и далеко за ее пределами больше известен тем, что установил на своем большом приусадебном участке под Орлом «Капище Перуна». Огнемир с удовольствием показывает свое капище всем желающим, но не устает повторять, что готов с оружием в руках встречать незваных гостей, желающих святыню разрушить.

По его словам, капища и святилища, которые он и его единомышленники устраивают в лесах и парках, разрушаются по наущению священников Русской православной церкви. «А здесь земля — частная собственность. Попробуй сунься. Я сначала буду стрелять, потом проверять документы», — грозно добавляет Огнемир.

Патриарх Кирилл регулярно выражает обеспокоенность распространением языческих культов в России. Например, в июне этого года он с тревогой сообщил, что языческие воззрения становятся все более популярными в среде спортсменов и военнослужащих, особенно бойцов спецназа.

На местах православные священники рекомендуют прихожанам сторониться «поганых» мест и неоязыческих мероприятий, но избегают открытых призывов к пастве разрушать святилища и жечь идолов. Тем не менее, неоязычники регулярно жалуются на то, что их культовые объекты подвергаются нападениям вандалов, а полиция бездействует.

Зато полиция приходит к ним самим. Так, в июле пришли с обысками к называющему себя славянским жрецом Владимиру Мануйленко в Екатеринбурге. Уголовное дело против него завели за репосты речей другого деятеля неоязычества — живущего в Петербурге Владимира Голякова, известного также как Верховный жрец Всея Руси.

Язычниками или неоязычниками всех их можно называть весьма условно, многие из них категорически возражают против этого. Внятно классифицировать — нельзя вовсе, на этом настаивают и они сами, и эксперты-религиоведы.

«Сколько неоязычников, столько и мнений», — признает преподаватель Российского православного университета Андрей Солодков. Он объясняет это тем, что движение не имеет никакой догматики и основывается лишь на «желании реставрировать древние корни».

Но уже на вопросе, что это за корни и как их реставрировать, начинаются разногласия.

«Страх есть только у РПЦ, — подтверждает Брусов, — потому что они видят в этом конкуренцию, утечку паствы своей, утрату позиций и рентабельности».

Роман Титов уверен, что движение славянского возрождения пользуется покровительством на самом высоком уровне. «Да Путин знает об этом. Конечно! Потому он и ездит на Соловки часто, к старцам уральским», — уверяет лидер «Вятичей».

Путина он называет «царем». Титов — «царь» в своей семье, Путин — «царь» народа, и это правильно, считает Роман. И каждый велик на своем месте: дело Путина — заботиться о державе, а дело Титова — трудиться, заботиться о семье и воспитывать борцов. «Каждый из нас лишь винтик в механизме этой истории. Но как говорил великий Сталин, если этот винтик начнет ломаться, то вся система может рухнуть», — заключает Роман Титов.

Ваше любимое видео:

Подождите, Ваше любимое видео загружается...