20.07.2020 в 14:07rueconomics.ru

Четыре фактора рискуют подтвердить опасения Меркель о безрезультатном окончании саммита ЕС

новости

На фоне сильнейших расхождений внутри европейского объединения опасения Ангелы Меркель о том, что третий раунд саммита ЕС может закончиться безрезультатно, звучат справедливо, рассказал ФБА «Экономика сегодня» профессор кафедры сравнительной политологии РУДН Юрий Почта.

Канцлер Германии Ангела Меркель по прибытии на встречу глав государств и правительств Европейского союза предположила, что третий день саммита в Брюсселе не даст ожидаемого результата, так как стороны не смогут договориться по вопросам формирования семилетнего бюджетного плана на 2021-2027 годы и фонда восстановления экономики сообщества после пандемии коронавирусной инфекции.

Официальное завершение саммита должно было произойти в субботу, 17 июля 2020 года, однако лидерам Еровпейского союза так и не удалось достичь прогресса в ходе переговоров и определить судьбу семилетнего бюджета в размере €1,074 трлн, а также фонда восстановления экономики Евросоюза, в который планировалось привлечь €750 млрд заемных средств с обязательством для стран ЕС выплачивать их до 2056 года. Из-за возникших трудностей и недопонимания председатель Европейского совета Шарль Мишель был вынужден предложить компромиссные решения с сокращением предстоящих расходов государств, но они не устроили ни одну из присутствовавших сторон.

«Европейский союз действительно столкнулся с очень серьезным вызовом в виде договоренности о том, как помочь странам сообщества выйти из кризиса после пандемии коронавирусной инфекции и как сформировать семилетний бюджет. Этот процесс оказался очень сложным для Евросоюза и превратился в уравнение с несколькими неизвестными.

Основное неизвестное – это вопрос о том, каковы будут последствия Brexit. Связано с тем, что Лондон пытается выторговать какие-то выгодные для себя и не выгодные для европейцев условия. Ранее Великобритания вносила определенный заметный вклад в формирование бюджета. И если Лондон не будет выполнять те обязательства, которые возложили на него после выхода из состава Европейского союза, то бюджет сформируют с искажениями и нарушениями», — комментирует политолог.

В январе 2020 года Великобритания по результатам инициированного бывшим премьер-министром Дэвидом Кэмероном референдума о членстве в Европейском союзе покинула объединение. Из-за такого решения Евросоюз лишился крупной части бюджета, ведь каждый год Британия вкладывала в него более €12 млрд. Благодаря этому страна экономит миллиарды фунтов, а с другой – около 50% британского экспорта приходится на страны ЕС, и компаниям будет просто необходимо искать новые рынки сбыта.

Ранее обозреватель The Guardian Рафаэль Бер отмечал, что «для национальных интересов Соединенного Королевства необходимо новое стратегическое партнёрство с Европейского союза, однако Джонсон отказывается даже включать этот концепт в обсуждения. Препятствием раньше служила уверенность, что Британии больше не нужна Европа — теперь скорее кажется, что это страх признаться в том, насколько Британии до сих пор нужна Европа».

«На нерешительности членов Европейского союза сказываются и события, происходящие в Соединенных Штатах Америки. Они задаются вопросом о том, кто победит на выборах американского президента осенью 2020 года. Если же выиграет Дональд Трамп, то отношения Вашингтона с Евросоюзом, вероятно, ухудшаться сильнее. Если победит кто-то из Демократической партии, то ЕС столкнется с другими вызовами.

Помимо этого, результат идущего саммита будет зависеть и от сильнейших расхождений внутри европейского объединения. Вопрос о решении права вето для таких стран, как Венгрия и Польша, остается подвешенным. Расходятся в желаниях и стремлениях богатые страны и бедные страны союза, которые надеются на получение безвозмездной помощи. И на фоне этого замечание Ангелы Меркель звучит совершенно справедливо», — рассуждает собеседник агентства.

Мир перемен: план «Европа двух скоростей»

Ранее премьер-министр Италии Джузеппе Конте заявил, что лидеры ЕС, ведущие затяжные переговоры на саммите в Брюсселе, должны достичь соглашения в воскресенье. Он подчеркнул также, что крайне сложный проект бюджета сопряжен с фондом восстановления, что делает необходимым выйти за пределы занимаемых позиций: или все победят, или все окажутся проигравшими.

Отметим, что последняя версия плана по спасению экономики Европейского союза предполагала фиксацию объема многолетнего финансового плана в размере €1,704 трлн, а также сохранить предложенные ранее Еврокомиссией €750 млрд евро для фонда восстановления экономики Эти средства планируется занять на финансовых рынках и выдать странам союза в виде грантов в размере до €500 млрд, а также и кредитов, суммы которых не должны превышать €250 млрд. Ожидается, что фонд будет состоять из ряда механизмов оказания поддержки и будет временно поддерживать экономику до конца 2024 года.

При этом, 70% средств фонда будут использованы в 2021-2022 году на базе критериев Еврокомиссии, а оставшиеся 30% могут быть использованы в 2023 году в зависимости от экономических показателей. Все средства фонда в любом случае должны быть освоены до 2026 года. Такое предложение Еврокомиссии должно пройти утверждение странами ЕС и Европарламентом и может быть ими изменено. Однако еще до представления предложений ЕК у ряда стран были разногласия по поводу параметров возможного фонда.

Сейчас в Европе, объясняет Юрий Почта, назревает решение о «Европе двух скоростей». То есть страны, которые вносят наибольший вклад и которые якобы выполняют все демократические условия имеют первоочередное право принимать решение. А другие, склоняющиеся в сторону Соединенных Штатов и ставящие национальные интересы перед интересами Европейского сообщества, будут в чем-то ограничены.

Концепция «Европы двух скоростей» предполагает, что крупнейшие страны ЕС будут спасать Евросоюз от распада через внутреннюю дифференциацию на передовые страны и отстающие. При этом дальнейшая интеграция будет происходить между экономическими лидерами ЕС, без участия аутсайдеров.

«Сложность принятия семилетнего бюджета возникает из-за окончания благодати и многолетней поддержки восточно-европейских стран, недавно вступивших в Евросоюз и в частности Польши. Еще одним примером может стать нерешенность украинской проблемы, так как Украина – это сторона, с которой у ЕС существует соглашение о сотрудничестве, и которая находится в данный момент в сложной экономической ситуации, беднеет и не прекращает конфликт в Донбассе. Поэтому параллельно должен решиться вопрос о финансовой поддержке Киева – но какие страны захотят выделять ему деньги.

Негативное воздействие оказывает и миграционный кризис. В данном случае европейцам не позавидуешь – видимо, саммит на третьем раунде не закончится. Главы правительств и стран Европейского союза будут организовывать еще несколько встреч в Брюсселе до тех пор, пока не появится соглашений, достичь которые получится через реализацию плана о Европе двух скоростей», — резюмировал политолог.