Деградация идеи: правила против телемедицины


опубликовано: 24 апреля 2019 в 01:15 от m.infox.ru

Деградация идеи: правила против телемедицины

Добрый день! Меня зовут Наталья Самойлова, мы продолжаем цикл интервью о телемедицине, и сегодня у нас в гостях Вячеслав Вячеславович Бабин, медицинский директор, практикующий врач-терапевт клиники «Рассвет».

Мы сегодня будем говорить о ситуации в здравоохранении в целом и, в частности, о телемедицине.

Первый вопрос я задам про вашу должность, потому что ее название достаточно необычно звучит. Что такое медицинский директор?

Медицинский директор – это один из руководителей клиники, который занимается развитием медицинских услуг и руководит медицинской помощью в конкретной клинике. В государственной клинике похожая должность — это начмед, но в коммерческой клинике медицинский директор контролирует еще и коммерческую составляющую работы.

То есть это тот человек, который ставит KPI перед врачами?

В нашей клинике никакого KPI нет, это нонсенс. В медицине оценивать эффективность и успешность работы врача только с позиции коммерческой выгоды – это, конечно, моветон, но во многих клиниках России, коммерческих и даже бюджетных, уж что греха таить, есть понятие KPI для врачей. Его активно сейчас насаждают, в том числе и в государственных учреждениях при оказании медицинской помощи по ОМС. А как его можно посчитать?

Достижение высоких показателей KPI – это либо экономия на медицинских услугах, то есть на качестве, либо избыточные исследования, манипуляции и даже операции. Практика, когда делается исследование только для того, чтобы заработать, даже в государственных учреждениях – норма. Есть МЭСы, которые хорошо оплачиваются, есть МЭСы, которые плохо оплачиваются, и естественно, все это просчитывается, вводится «насильно» дополнительный план врачу. Вы мало назначаете физиотерапию, вы мало назначаете массаж, вы вот это зря назначили, КТ — это дорогой метод исследования… И так далее.

Как вы планируете свою коммерческую деятельность?

Наш стиль управления называется «информационный». Главная роль отводится коллективному мышлению, определению направления развития и потребностей рынка. Такая модель управления подразумевает очень быстрое развитие и изменение внутренних процессов клиники, в зависимости от того, что требует рынок и от того, что требуется пациентам.

То, что Вы говорите, плохо вписывается в мое понимание той политики, которая Минздравом проецируется на всю систему медицинской помощи в России.

Модель Минздрава близка к авторитарной. Строго регламентированные приказы, которые спускаются сверху, и они обязательны для выполнения. Свободы там нет, и, соответственно, возможности развития, по большому счету, тоже.

На западе тоже все регламентируется, но у них регламент составляют профессиональные сообщества. У нас составляет Минздрав. За границей профессиональное сообщество решает, в каком направлении развиваться клинике, в каком направлении идти, какие методы должны применяться на каждом этапе оказания медицинской помощи.

То есть телемедицина, отрасль, которая должна быстро развиваться, тоже попала в жернова зарегулированности?

Телемедицина могла стать серьезным импульсом для развития технологий оказания медицинской помощи в России, как это идет во всём мире. Но у нас телемедицину воткнули в существующий порядок, причем настолько жестко, что получается, мы сами себе за счет этого закона обрезали будущее.

Многие «игроки» рынка медицинских услуг просто не будут работать в таких условиях, они чудовищные. Но уже сейчас существует огромный рынок телемедицинских услуг. Он неофициальный, он бесплатный. Зачастую врачи дают советы пациентам по незащищенным каналам связи — и это выбор пациента. Он имеет на это право. Так же как он имеет право выбрать лечебное учреждение, врача и так далее. Он хочет защищенный канал – он идет на Госуслуги. Ему нужна скорость и свобода выбора – он обращается к врачу так, как ему удобно.

Еще один очень важный аспект — обрезается потенциальная возможность оказывать коммерческие телемедицинские услуги иностранным гражданам. Заявленная цель экспорта медицинских услуг в условиях такого порядка никогда работать не будет. Например, в нашу клинику обращается очень много пациентов из ближнего и дальнего зарубежья. В соответствии с действующим законом и порядком оказания медицинской помощи, они оказываются «за бортом» телемедицины.

Правильно ли я понимаю, что в этой ситуации врачи поставлены в положение людей, нарушающих закон?

Мы будем надеяться, что врачи не будут нарушать закон, но пациенты, на самом деле, не спрашивают мнения врача. Они выбирают форму общения и канал связи, удобные для них.

Правильно я понимаю, что в такой ситуации у нас будут два параллельных мира: Госуслуги и свободный рынок?

Да. Пациенты уже попробовали, как это – отправить анализы по почте, через Viber или по Skype. Когда каждый смартфон обладает возможностью передачи информации на расстоянии, и это неимоверно удобно пациенту –никто не пойдет на сайт Госуслуг для того, чтобы отправить те же самые данные.

Современное состояние нашего рынка медицинской помощи с помощью узаконенной телемедицины удобно только государственным учреждениям в системе «врач врачу».

Государству важна статистика, чтобы понимать происходящее, отсюда и попытка создания единой системы контроля.

Статистика всё равно так или иначе привязана к уже имеющимся диагнозам, МКБ 10, существующим МЭСам. Попытка с помощью телемедицины ее стандартизировать провалится.

Будет какой-нибудь план. Введут стандарты оказания медицинской помощи под конкретные диагнозы. В результате получится совершенно искаженная картина, которую кто-то себе в Минздраве придумал. Она не будет отражать реальную ситуацию. Со статистикой и сейчас все очень плохо, а будет еще хуже.

Скажите, пожалуйста, как вы думаете, где будет основной конфликт между интересами пациента, врача и государства?

Конфликт в подобной ситуации всегда происходит на уровне взаимодействия врача и пациента. На врача будет сверху давить план, и врач будет жестко ограничен стандартами. Телемедицина будет неудобна для врача, неудобна для пациента, зато будет генерировать нужную кому-то сверху статистику. В этих условиях ни результата, ни качества не будет.

Проиграет пациент?

Все проиграют — врачи, пациенты, государство, причем последнее потому, что статистика и результаты будут иллюзорные. Когда жестко прописываются правила, и профессиональное сообщество не принимает в этом участия – всё, это абсолютный тупик! И мы в нем окажемся через год-два после запуска.

Читайте также: Вячеслав Бабин. Биография

Илья Фоминцев: «Злокачественные изменения в медицине — только «зло» в этом слове перечеркнуто»

Михаил Югай: «Стремительно устаревает концепция, когда врач должен находиться в больнице»

Телемедицина: сейчас — инструмент, в будущем — индустрия

Джассер Дорошенко: 20% населения просто вымрет, оставшись без медицинской помощи

Вадим Даминов: Цифровизация медицины — в руках профессиональных сообществ

Доктор Румянцев: цифровизация медицины — это неизбежность для врачей и пациентов

Антон Владзимирский «Телемедицина поможет решить проблему дефицита кадров»

Ильдар Хайруллин: Нельзя оцифровывать беспорядок

Ваше любимое видео:

Подождите, Ваше любимое видео загружается...