Эксклюзивное интервью президента Трампа Hill.TV

Я об этом не знал. Опять же, если они (разведывательное сообщество) думали, что здесь есть связь с Россией — а я был одним из двух людей, кто мог стать президентом США — то им следовало сказать мне: «Сэр, вы имеете дело с людьми, которые могут быть связаны с Россией. Мы хотим, чтобы вы это знали». А я бы сказал: «Извините, кто бы это ни был, ему придется уйти». Журналисты газеты «Хилл» побеседовали с президентом США.

Ниже приводится текст интервью, состоявшегося вечером во вторник после совместной пресс-конференции президента Трампа с польским президентом Анджеем Дудой.

Редакция удалила короткие отрывки, где президент говорит неофициально и делает личные наблюдения, не имеющие отношения к интервью.

О РАССЕКРЕЧЕННЫХ ДОКУМЕНТАХ И О РАССЛЕДОВАНИИ ДЕЙСТВИЙ РОССИИ

Бак Секстон: Вы сами просматривали эти документы? Если да, то что они могут показать?

Дональд Трамп: Я их не просматривал. Как вы знаете, многие люди в конгрессе просят меня опубликовать их. Есть уважаемые мною обозреватели, которые умоляют президента США обнародовать их. С одним из них мы прямо сейчас беседуем. Да, вы правы, мы беседуем с двумя. Они просили неоднократно. Многие люди просили опубликовать их. Не то, чтобы мне не нравилась эта идея, просто я хотел подождать. Я, знаете ли, хотел посмотреть, к чему все идет. И я думаю, что все это обман. Знаете, Грегг Джаррет (Gregg Jarrett) написал книгу «Обман про Россию» (Russian Hoax). Это действительно обман. Я называю это охотой на ведьм, но это обман. Не только охота на ведьм.

О СОТРУДНИКАХ ФБР ПИТЕРЕ СТРЗОКЕ И ЛИЗЕ ПЕЙДЖ

— Мы видим двух любовников и видим их самые свежие сообщения. Видеть все это — очень и очень печально для нашей страны. Когда он говорит об утечках, а потом заявляет: «Нет, мы пытались остановить утечки в ФБР». Ладно. <…>

Иными словами, Коми был плохой человек. Его уволили. У них остался только Энди, потому что они знают, что поступают неправильно. Джон, вы знаете, о ком я говорю.

Джон Соломон: Да верно, это появилось на этой неделе.

— Мне кажется, это было ужасно. Может, мне показалось. <…> Может, это было не совсем обо мне, когда он сказал: «Умница, Пейдж, эта история просто хит». Ну, что-то в этом роде. Вы процитируете точно, вы знаете. Это же Стрзок сказал «умница». А потом он заявляет: «Теперь я могу начать против них настоящее расследование». Иными словами, он подойдет к чьей-нибудь двери и скажет, типа: «Эй, эта история только что появилась, что происходит?» Ну, во-первых, насколько это незаконно. А во-вторых, насколько это низко.

А он поздравляет ее, как любовник может поздравлять любовницу. «Умница» и все такое. Мне кажется, все это было отвратительно. Это отвратительно, и если взглянуть на это, понятно, что речь о страховке. Они думали, что Хиллари Клинтон победит, но на случай ее проигрыша нужна была страховка, и она появилась.

Но ее полностью дискредитировали. Даже демократы согласны с тем, что ее дискредитировали. Они это не признают, но ее полностью дискредитировали. И если говорить откровенно, то на мой взгляд, СМС-сообщения дискредитировали даже больше, чем документы. Я говорю не только про их сообщения, но и про другие сообщения. Так что, честно, Бак, меня просили многие люди, которых я уважаю. Великий Лу Доббс, великий Шон Хэннити, замечательная и великая Жанин Пирро. (Смеется)

Ваше любимое видео:

Подождите, Ваше любимое видео загружается...