опубликовано: 25.07.2019 в 15:51 от riafan.ru

Эксперт рассказал, почему Грузия снова захочет дружить с Россией

Корреспонденты Федерального агентства новостей в Тбилиси поговорили с известным грузинским политологом Наной Девдариани, человеком с богатым бэкграундом в грузинской политике, о последствиях «туристических санкций» и о том, когда в стране окончательно утихнут антироссийские митинги.  

Нана Девдариани — человек, знающий всю подноготную сложно устроенной грузинской политики. В начале нулевых она несколько лет работала уполномоченным по правам человека в Грузии, а позже занимала пост главы грузинского Центризбиркома. В данный момент Нана, лично знающая практически всех политиков в стране, возглавляет структуру под названием «Центр глобальных исследований — Грузия» и занимается аналитикой. 

— Госпожа Девдариани, с чем связано нынешнее обострение между оппозицией и властью, все эти митинги у парламента? Это была спонтанная акция или заранее спланированная?

— Это не спонтанная акция, скорее она регулярная, периодически обостряющаяся. Ведь остается чуть больше года до следующих парламентских выборов. Поэтому в преддверии столь ответственного события нет ничего странного в том, что оппозиция пытается «играть на обострение», и частично ей это удается. Честно говоря, когда я произношу слово «оппозиция», мне уже самой смешно. Потому что это уже не оппозиция, а откровенно преступная партия под маской «оппозиционной». 

Причем эта «оппозиция» едина, несмотря на недавние события, когда «Единое национальное движение» якобы раскололось. «Отколовшаяся» часть как бы позиционирует себя, что они «не националисты», но на самом деле это и есть самая опасная группа идеологов «Национального движения». То, что сейчас происходит, напоминает мне события 2001–2003 годов, когда произошла так называемая «революция роз». Сначала это тоже были такие вот периодические обострения, регулярные попытки дестабилизации обстановки в стране. 

Причем тогда «оппозиционеры» во главе с Михаилом Саакашвили использовали тот же самый сценарий, что и на Украине, с убийством журналиста. В Киеве убили Георгия Гонгадзе, а в Тбилиси — Георгия Санаю. Но сменить режим из-за убийства Санаи не вышло. Затем сделать это не получилось, когда была инсценировка бунта в военной части в Мухровани. Не удалось и тогда, когда государственная служба безопасности зашла в телекомпанию «Рустави 2». То есть это был целый ряд попыток переворота. В конце концов на почве якобы «сфальсифицированных выборов» они своего таки добились. Но тогда Эдуард Шеварднадзе, видимо, уже порядочно подустал от всего этого. И он просто решил уйти, причем уйти без крови. Даже была такая шутка — мол, он мог войти в историю как «Шеварднадзе, потерявший Абхазию и Южную Осетию», а в итоге вошел как «Шеварднадзе, не проливший ни капли крови в 2003 году». 

— Для политика войти в историю как человек, который после переворота не пролил ни капли крови, — это большое достижение.

— Ну, это касается только последнего момента, момента «революции роз», когда власть фактически не оказала никакого сопротивления. На самом деле в Абхазии при Шеварднадзе, конечно, была кровопролитная война. И каждый политик, который тогда находился у власти (не только Шеварднадзе, но и все мы), несет за это ответственность. Ситуация была жуткая, потому что, когда свергают законную власть, всегда наступает беззаконие… У Звиада Гамсахурдии много критиков, но у него есть и огромные заслуги перед современной Грузией — в начале 1990-х он хотя бы навел в стране относительный порядок.

Ведь после свержения законной власти, в начале 1990-х, многие молодые воины, которые были добровольцами на войне, вернулись. И перед ними встала необходимость пресечь эти военные бандформирования, расплодившиеся в стране, просто укоротить руки всяким «Мхедриони» и прочим. Это им удалось, но вскоре очень многие из этих добровольцев за какие-то мелкие преступления оказались за решеткой. Я тогда выступила в парламенте, сказала: «Как вы можете объяснить человеку, у которого семья голодная, которому элементарно детей своих кормить нечем, что нельзя воровать кусок шифера или буханку хлеба? Тем более если их генерал, их министр обороны взяли оружие и свергли законную власть? Тут невозможно объяснить людям, ведь «если можно им, то можно и мне!».

Я рассказываю это, чтобы показать, какая была атмосфера в стране. Даже не столько «заслуга» Шеварднадзе в том, что военные части вошли тогда, в 1990-х, в Абхазию. Скорее тех субъектов, которые совершили переворот, это Тенгиз Китовани и Джаба Иоселиани. Знаете, я противник того, когда пытаются историю и исторические явления, даже современные события, оценивать… как фотографию. А история — это не фотография и даже не видео. Это огромная ретроспектива событий. И если ты не знаешь предысторию, то ты никогда не поймешь, что происходит сегодня. И не сможешь предсказать развитие того или иного явления завтра и послезавтра. 

— Как вы оцениваете сегодняшние российско-грузинские отношения, особенно с учетом последних событий — отвратительной выходки экс-телеведущего Георгия Габунии?

— Вы знаете, у меня было ожидание, что Владимир Путин отреагирует на всю эту грязь именно так — крайне достойно. Конечно, я не могла быть в этом уверена, но что-то мне подсказывало, что будет именно так. Во-первых, президент Путин прекрасно просчитал всю эту дешевую драматургию, чего эти люди хотели добиться. «Рупор Саакашвили» Георгий Габуния поступил совершенно непотребным образом — не в рамках грузинской и кавказской морали, и вообще вышел за все цивилизованные рамки. 

Понятно, что все это было направлено на то, что последуют самые строгие реакции со стороны России. Это типичная тактика Саакашвили: чем хуже идут дела в стране, тем лучше для его партии «Национальное движение». В итоге благодаря их усилиям туристический сезон в Грузии рухнул. Это значит, что тысячи и тысячи людей остались недовольны. Причем они не просто недовольны — они разъярены, поскольку оказались в бедственном положении. Почти все из них взяли перед сезоном кредиты в банках, и эти кредиты надо оплачивать, а туристов из России нет и не будет. Это огромный минус Бидзины Иванишвили и его партии «Грузинская мечта». Причем оппозиция делает такие провокации открыто.

Прямое воздушное сообщение прекращено. И теперь, после таких вот оскорблений президента РФ, по логике, должны были последовать поголовные санкции. И, опять-таки, вся Грузия обозлилась бы на кого? На Габунию, что ли? Он же ничтожество, он никто. Все обозлились бы на Бидзину Иванишвили и «Грузинскую мечту». А через год выборы. Но Владимир Путин, мягко говоря, не мальчик, который только-только пришел в политику, просчитать эти ходы особого труда не представляло. Я особо хочу подчеркнуть, насколько это был достойный, мужской шаг со стороны президента РФ, чисто по человеческим качествам. Из-за того, что ругаются в твой адрес лично, и даже несмотря на то, что оскорбляют память твоих родителей, объявлять санкции маленькой стране, практически уничтожать окончательно российско-грузинские отношения — это было абсолютно неправильно. И Владимир Путин поступил единственно верным способом — он оценил, кто есть кто, и сказал, что этого делать не стоит.

Как ни крути, а после 2012 года в двусторонних отношениях России и Грузии очень много было сделано. К сожалению, это было решение не политических вопросов, а чисто экономических и бизнес-вопросов, плюс особо острых гуманитарных вопросов по конфликтным зонам, в формате Карасин — Абашидзе. Так вот, в случае введения санкций практически все эти достижения оказались бы выкинутыми на помойку. И в итоге нашим политикам пришлось бы когда-нибудь опять «начинать с нуля». Это недопустимо, отношения между странами надо развивать поступенчато.

— А почему в одном случае в России санкции против Грузии объявили, а во втором — нет?

— Дело в том, что даже при запрете прямых авиарейсов руководством России было сказано, что санкции будут действовать «до нормализации ситуации». Ну, не может же это безобразие продолжаться без конца! Этот протест, поверьте мне, затухнет. Я видела много протестов, начиная с 1988 года, и почти во всех участвовала — или с камерой, или без. Я твердо знаю, что все это вскоре затухнет. И если после этого начнется нормализация отношений с Россией, то, я уверена, будут и какие-то шаги навстречу друг другу. В этом случае и с авиарейсами все будет нормально.

— Последствия санкций со стороны России, запрет авиасообщения… Насколько все это отразится на экономике Грузии?

— Я думаю, что после заявления Путина так скрупулезно считать уже не надо, но приблизительные подсчеты есть. Если грубо, то в туризме потери будут около двух миллиардов лари (около 700 млн долларов). Но сейчас уже, наверное, смысла нет считать. Вы понимаете, когда мы говорим о такой высокой материи, как отношения России и Грузии, это же не сегодня началось, это вековые отношения! И потом, если мы начинаем считать, сколько же мы потерпели убытков или получили прибыли, это несопоставимо. В России, к сожалению, многие до сих пор считают, что тот, кто грузинам проплатит денег, на ту сторону они и перейдут. Это абсолютно не так! И никто не виноват, что после краха Советского Союза у нас все так повернулось.

Есть мудрая грузинская поговорка: «Когда стадо баранов разворачивается, самая плохая овца становится во главе стада». Так бывает. Все, что было хорошо тогда, оказалось плохо сегодня. И наоборот — все, что было плохо тогда, оказалось хорошо сегодня. В 1990-е многие люди говорили: «Нам лишь бы получить независимость, мы траву готовы жрать, но быть свободными». Многие говорили — мол, «у нас еще ничего, у нас есть «Боржоми», чай, субтропики, и вот это все нас прокормит. 

Да, прокормили и «Боржоми», и чай, и субтропики, но только 5% населения. У нас же все думали, что при капитализме они поголовно будут капиталистами. А то, что при таком строе основная масса — это пролетарии и лишь небольшой процент — капиталисты, им в голову не пришло! Я сейчас часто пересматриваю работы Сталина и Ленина, отчасти Маркса и Энгельса. Я просто поражаюсь, сколько там правды! Это как в недавней шутке: «Оказывается, в газете «Правда» писали правду». Это звучит смешно, но это так.