+
Реклама


опубликовано в 23:57 от m.infox.ru

«Эпохальное решение»: названы последствия продажи российского газа Европе за рубли

Президент РФ заявил, что Россия не будет принимать оплату за российский газ от недружественных стран в долларах и евро и поручил «Газпрому» перевести газовые контракты с Европой к расчету в рублях. Эксперты прокомментировали последствия этого решения.

Экономист Сергей Пикин считает, что сейчас для перевода газовой торговли РФ на рубли — самый лучший период. Последствия этого решения будут зависит от конкретного механизма его реализации, полагает эксперт.

Если это будет жесткая схема (обязывающая покупать рубли на Мосбирже), то европейцы начнут более активно искать альтернативных поставщиков. И из-за этого могут сократиться поставки. Если механизм перехода контрагентов на рубли будет более мягкий и комфортный, поэтапный, то он успешно заработает, прогнозирует Пикин.

Также по данной теме высказался экономист, инвестбанкир Евгений Коган. Если цена на газ в ЕС до конца 2022 года будет оставаться в среднем на уровне $1200 за кубометр, а курс рубля — по 90 единиц за доллар в виду возможного укрепления нацвалюты из-за увеличившегося спроса со стороны газовых потребителей и вероятного завершения конфликта на Украине, то за оставшиеся 9 месяцев РФ может получить за экспорт газа примерно около 12-13 трлн руб. или около 10% от ВВП, рассчитываемого в рублях, подсчитал экономист.

«Решение, на самом деле, эпохальное, можно сказать, важнейшее. У него есть как плюсы, так и минусы», — замечает Коган. Пока у стран ЕС нет выхода, они будут покупать российский газ за рубли. Тем актуальнее это станет осенью, с приближением зимы. Это укрепит российский рубль, снимет напряжение у россиян.

Но также это может ускорит процесс ухода ЕС от российских энергоресурсов. Европейцы могут начать более активно развивать использование альтернативных источников, также будут расти поставки СПГ из США. Поэтому России нужно искать иные направления для сбыта газа, но тут простора для творчества не так много, размышляет экономист.

Сейчас читают