Если экономика Чехии быстро развивается, то почему мы такие бедные?

Переход от государственного социализма к капитализму внушил глубокое ощущение несправедливости тем, кто занимается физическим трудом в Чешской Республике. Изнеможение, тяжелый физический труд, отчаяние — вот что увидела репортер на задании британской газеты, проработав на нескольких низкооплачиваемых работах. Многие бедные живут в жилье, где нет элементарных условий.

Я стояла рядом с Мартой. Мы вдвоем поднимали тяжелые простыни и укладывали их в отжимной барабан. Я видела, что каждое движение причиняет ей боль: мокрое белье было тяжелым, а она была больна — воспаление межпозвоночного диска. На предыдущей неделе после того, как она посетила врача, наш начальник сказал ей, что она не может взять больничный, потому что у него слишком мало рабочих рук.

«Сильно болит?» — спросила я, обеспокоенная ее состоянием. «Я думаю о том, что буду готовить сегодня вечером», — ответила она. Несмотря на боль, ее главной заботой было то, чем она будет кормить ребенка. Марта работает в прачечной одной крупной чешской больницы, получая минимальную зарплату (11 тысяч чешских крон или примерно 385 долларов в месяц). Поскольку ей приходится выплачивать долги, накопленные в прошлом, в месяц ее доход составляет примерно 9 тысяч чешских крон. За съемное жилье она платит 20 тысяч крон. Государство выплачивает ей пенсию как вдове, деньги на ребенка, лишившегося одного из кормильцев, и субсидию на жилье. Все эти выплаты едва покрывают стоимость жилья. Несмотря на то, что у Марты очень тяжелая работа — иногда до 11 часов в день — она продолжает все глубже увязать в долгах.

Изнеможение, тяжелый физический труд, отчаяние. Именно так я могу описать то, что увидела, проработав в течение шести месяцев на нескольких разных низкооплачиваемых работах в Чешской Республике, будучи репортером на задании. Моей целью было изучить условия, в которых люди в Чехии работают на неквалифицированных, низкооплачиваемых должностях. Помимо прачечной я также поработала на птицекомбинате, на кассе в супермаркете, на конвейере и на предприятии по переработке мусора. Мой журналистский проект назывался «герои капиталистического труда». Эти люди живут на грани.

Большинство из них боятся говорить о своих проблемах из-за страха потерять работу. На птицефабрике сотрудники часто работали по много часов при температуре в 8 градусов по Цельсию. Временами они оставались там до шести часов, не имея возможности выпить воды, поесть или отдохнуть. Прежде мой коллега Карел работал кровельщиком как индивидуальный предприниматель. Он залез в долги, — отчасти потому что до конца не понимал административную сторону своей работы. На заводе со всеми переработками и ночными сменами он зарабатывал примерно 15 тысяч крон. Но после выплаты долгов у него оставалось только 8 тысяч крон. Он никогда не жаловался — напротив, он был благодарен, постоянно повторяя: «По крайней мере, они оплачивают мою медицинскую страховку и соцстрахование». Когда мы с ним познакомились, у него как раз забрали дом за долги. Он находился в состоянии отчаяния и даже подумывал о самоубийстве.

«По крайней мере, у нас есть работа», — я слышала снова и снова, когда мы начинали обсуждать условия работы с моими коллегами. И неважно, что окружавшие меня люди регулярно работали по 12 часов в сутки, — а иногда даже по 14 или 17. Мы просто обязаны быть благодарны за то, что у нас есть возможность работать.

Перевод inosmi.ru с The Guardian (Великобритания)

Ваше любимое видео:

Подождите, Ваше любимое видео загружается...