Гастарбайтеры или роботы? Кто будет спасать латвийскую экономику в XXI веке перевод inosmi.ru

Полгода назад кабинет министров Латвии утвердил перечень из 237 специальностей, по которым в Латвии прогнозируется значительный дефицит рабочей силы и теперь разрешено привлекать работников из других стран. По расчетам Минэкономики страны, Латвия могла бы привлечь около 300 гастарбайтеров и… роботов, пишут Delfi.

Полгода назад кабинет министров Латвии утвердил перечень из 237 специальностей, по которым в Латвии прогнозируется значительный дефицит рабочей силы и теперь разрешено привлекать работников из других стран. По расчетам Минэкономики, Латвия могла бы привлечь около 300 гастарбайтеров. Странное соотношение цифр видимо можно объяснить тем, что премьер-министр Марис Кучинскис не поддерживает предлагаемое экспертами открытие рынка труда. В первой части этой статьи мы рассмотрели опыт других стран ЕС по более эффективному использованию имеющиеся ресурсов, как и предлагал премьер, а в этой части обсудим гастарбайтеров.

Кого из нас заменят роботами?

Намерение Lido роботизировать один из ресторанов пока скорее аттракцион, чем действительно прибыльный проект, хотя американские сети быстрого питания не раз пугали борцов за минимальную зарплату в 15 долларов в час, что на сегодня в США в индустрии фастфуда это именно та сумма, выше которой робот становится эффективнее человека. Недавнее исследование McKinsey Global Institute утверждает, что общественное питание — сфера, где, благодаря обилию простых повторяющихся операций, шансы на быструю роботизацию особенно велики. Может в рижские кофейни роботы придут нескоро, но к их появлению во французских бистро и английских пабах уже стоит морально приготовиться, ровно как и к сокращению соответствующих рабочих мест в ведущих странах ЕС и возможному возвращению части работающих там соотечественников.

Серьезнее звучит новость Orkla Confectionery & Snacks Latvija, которая в этом году вложила 1,2 миллиона евро в роботизацию производства на фабрике Laima в Адажи. Еще смелее была идея одного из латвийских политиков — вместо привлечения гастарбайтеров из сомнительных стран построить 65-тысячную армию роботов. В недавнем прошлом только восстановление независимости помешало Риге стать одним из крупнейших мировых центров роботостроения, но не все еще потеряно: настоящий технологический прорыв в области роботостроения только начинается.

Учитывая описанные в первой части статьи сложности обеспечения экономического роста, опираясь на имеющиеся трудовые ресурсы, и требуемые для этого инвестиции в человеческий капитал, стоит трезво оценить затраты на опережающую роботизацию. Рано или поздно она все равно произойдет, а на фоне страхов перед ордами инокультурных мигрантов необходимые инвестиции в ускоренное технологическое развитие страны могут показаться посильными. В начале лета Министерство по защите среды и регионального развития было готово инвестировать миллион евро в другую прорывную технологию — искусственный интеллект (ИИ). Если роботы готовы заменить человека физически, то ИИ частично заменит его интеллектуально. Интернет-поисковики, онлайн-перевод, навигаторы, — мы, сами того не замечая, уже активно взаимодействуем с ИИ. Да и простенькие роботы уже продают нам билеты в трамваях и пробивают товары в супермаркетах, а сложные давно бороздят латвийское небо.

Инвестиции и государственная поддержка ИИ и роботизации позволят создать новые высокотехнологичные и высокооплачиваемые рабочие места, привлекут образованных молодых специалистов из других стран, дадут толчок развитию латвийского образования, высвободят часть трудовых ресурсов для переобучения и заполнения открытых вакансий. Это не фантастика и не завиральная идея. В Риге масса свободных производственных площадок, низкий уровень затрат на ведение бизнеса, если государство будет готово обеспечить спрос на роботизацию и внедрение технологий ИИ, то в страну получится привлечь и проектные команды, и частные инвестиции. Буквально на днях Тереза Мэй объявила о финансировании в Южной Шотландии пяти научных центров, одним из которых станет первый в Соединенном королевстве «Robotarium» для предпринимателей и инженеров, желающих создавать новые компании для разработки и производства роботов. Чем Рига хуже Эдинбурга?

Страшная правда о сегодняшнем недостатке рабочей силы в том, что завтра к уже сравнительно медленным процессам автоматизации и компьютеризации добавится волна роботизации и внедрения ИИ, что приведет к массовому высвобождению как низко, так и высококвалифицированных работников. Исследования показывают, что в Балтии больше половины рабочих мест могут быть затронуты этим процессом: т.е. исчезнут или кардинально изменятся. Модель изменения рынка труда при роботизации можно наблюдать на примере внедрения кассовых автоматов для продажи билетов на вокзале: ликвидируется 2/3 рабочих мест кассиров и создается половина рабочего места для инженера по обслуживанию автоматов и два временных для помощников пассажирам в освоении новой техники.

Открытие рынка труда для иностранной рабочей силы поможет решить сегодняшние проблемы экономики, но неудачная политика по привлечению гастарбайтеров может резко обострить завтрашние проблемы и экономики, и политики. Если брать в расчет этот фактор, то ускорение роботизации и внедрения технологий искусственного интеллекта может статься не так уж и дорого, не так уж и безумно.

Почему гастарбайтеры могут навредить экономике?

По данным Агентства трудозанятости, в Латвию приезжают все больше иностранных рабочих: в январе 2016 года было выдано 3 тысячи 596 разрешений на работу, в январе 2017-го — уже 4 тысячи 400, а в этом январе — 5 тысяч 446. В основном приезжают с Украины, из Белоруссии и России, что вполне ожидаемо: эти страны расположены недалеко, миграция рабочей силы с этих территорий имеет давнюю традицию, русский язык остается вторым по частоте использования в латвийской экономике. Правда, для заполнения всех официально зарегистрированных в Латвии 19 тысяч 500 вакансий этого катастрофически недостаточно. Плюс прогнозируемый быстрый рост экономики страны и неторопливые автоматизация и компьютеризация несомненно приведут к дальнейшему росту числа незанятых вакансий.

Полувековой опыт «замещающей миграции», т.е. замены недостающих своих работников иностранцами, продемонстрировал ее серьезные недостатки. Например, в «транзитных» странах, где сильны потоки как на въезд, так и на выезд, замещающая миграция ускоряет потерю собственных трудовых ресурсов, особенно квалифицированных. Это происходит за счет снижения средних зарплат, что возможно благодаря приезжим с меньшими зарплатными ожиданиями. Иными словами, широко открыв двери для украинских трудовых мигрантов, Латвия может столкнуть с ситуацией, при которой они быстро начнут замещать местных, выталкивая их на заработки в богатые страны ЕС, и снижая среднюю зарплату по стране. В Евросоюзе в целом сохраняется достаточно высокая безработица (6,9%), поэтому любой импорт рабочей силы из третьих стран общую ситуацию только усугубляет.

Низкоквалифицированная миграция становится для экономики своеобразным наркотиком: предпринимателям становится выгоднее использовать интенсивный «ручной» труд вместо механизации, автоматизации, компьютеризации, информатизации и роботизации. Что, в свою очередь, снижает в экономике число высококвалифицированных рабочих мест, которые необходимы для обращения с техникой, и спрос на подготовку соответствующих кадров в учебных заведениях. В упомянутом случае фабрики Laima в Адажи, условно говоря, рассматривалась альтернатива между 20 низкоквалифицированными рабочими и двумя инженерами-робототехниками с высшим образованием и хорошей зарплатой.

Перевод inosmi.ru с Delfi (Латвия)

Ваше любимое видео:

Подождите, Ваше любимое видео загружается...