+
Реклама


опубликовано в 20:33 от m.infox.ru

Иранские уроки: можно ли выжить без системы SWIFT?

12 марта шесть российских банков и корпорация развития ВЭБ будут отключены от системы международного банкинга SWIFT. И похоже, что «Открытие», Новикомбанк, Промсвязьбанк, «Россия», Совкомбанк станут лишь первыми ласточками очень серьезного процесса.

Дождались

Отключение ряда банков России от международной системы SWIFT – вопрос нескольких дней. Ранее этот бельгийский оператор межбанковского обмена информацией успешно отбивался от требований политиков изгнать Россию из круга цивилизованного банкинга (помимо прочего, участие в SWIFT отнюдь не бесплатно, а банков в России много), но теперь, кажется, всё серьезно.

Следует понимать, что SWIFT – система прежде всего информационная. Её организаторы находятся в уникальном положении – они получают данные практически обо всех легальных безналичных транзакциях в мире. На бельгийских серверах «СВИФТа» хранятся самые значимые данные финансовой жизни планеты.

В этом смысле отключение России, как ни странно, лишит Запад важного источника данных о русской экономике. Впрочем, его успешно (временно?) дублируют платежные системы Visa и MasterCard – они, судя по всему, останутся с нами до последнего.

Все это, однако, уже было десять лет назад – и тоже в стране с углеводородной экономикой. Давайте посмотрим, как справился с отключением «СВИФТа» Иран.

Иранская семерка

Итак, 1 января 2012 года под санкции (включающие запрет на операции с долларами США) попал Центробанк Ирана, потом банк «Теджарат», потом исламский банк «Нур» в Дубае – ибо сотрудничал с Ираном. А в марте 2012 г. SWIFT окончательно отрезала Иран от своих услуг. И выяснилось, что Иран никоим образом не был к этому готов – альтернативы международной межбанковской информационной системе не нашлось.

Довольно любопытно вспомнить, как изворачивался Иран. Тактика выживания включала в себя следующие пункты:

Использование национальных валют.Активное использование бартерных механизмов.Покупка и продажа товаров и услуг за золото.Валютные операции в третьих странах с контрабандой долларов.Использование переводов по системе «Хавала».Легализация средств по схеме U-turn.Создание собственной системы межбанковских платежей.

С первым пунктом всё просто: со всеми странами, которым зачем-то мог быть нужен стремительно худеющий иранский реал, расчёты производились в местных валютах. Разумеется, по грабительскому по отношению к Ирану курсу – иначе вообще не имело смысла ввязываться в эти отношения. Так Индия, Китай и Турция обзавелись источником очень дешёвой нефти – к слову, в 2012-13 годах биржевые цены на неё росли очень быстро (вспомните легендарное изобилие 2013 года в России!).

По второму пункту пошли в отношениях с Россией, которой собственной нефти хватало за глаза, но «спекульнуть» дешёвым продуктом на внешнем рынке всё же хотелось. До событий 2014 года Россия старалась игнорировать Иран из опасения попасть под санкции, но в 2015-м терять было уже нечего: Иран стал поставлять нам нефть, а мы платили стройматериалами, зерном, продукцией машиностроения. Бартер, разумеется, присутствовал и в отношениях Ирана с другими странами.

Переходим к третьему. Золото давно уже не является официальным платёжным средством, так что сделки с его участием тоже можно назвать бартером, но всё же специфика у этого «товара» есть. Скажем, Тегерану удалось договориться с Анкарой о поставках в Турцию газа в обмен на золото (объём поставок драгоценного металла вырос тогда в 37 раз). Посмотрев на рост золотого запаса Ирана, США включили в состав санкций запрет на продажу золота и других драгметаллов в Иран. Так закрылась эта удобная возможность.

Но без долларов в нашем мире все равно никуда. Поэтому иранское правительство организовало забавную схему – оно организовало массовый обмен наличных риалов на наличные же доллары в соседнем Афганистане, а логистику сделок обеспечивали… таксисты, совершавшие трансграничные рейсы. Почему именно в Афганистане? А он был оккупирован Штатами, поэтому долларов там хватало. Постепенно американцы «просекли фишку» и наладили контроль за пограничными переходами.

Слово «Хавала» по-арабски означает «передача». Традиционный банкинг, как известно, осуждается исламом, поэтому именно здесь появились весьма оригинальные (с западной точки зрения) способы ведения финансовых операций. Во-первых, «Хавала» целиком и полностью построена на доверии, документооборота тут нет. Во-вторых, при переводах между странами деньги физически не перемещаются: вы отдаёте их брокеру в одной стране, а через день-два получатель забирает эквивалент этой суммы в другой стране и другой валюте – достаточно знать секретный код. Комиссию «хавальный» банкинг берёт (кстати, очень небольшую, до полутора процентов), но она замаскирована под курсовую разницу. Единственный минус – суммы относительно невелики, до 100 тысяч в долларовом эквиваленте за операцию. Перекрыть «Хавалу» санкциями фактически нереально, но обеспечить валютные нужды крупного государства она не в состоянии.

Шестой по порядку, но не по значению способ решения проблем, вызванных отключением SWIFT, является U-turn («полный разворот»). Работает он так.

Вы покупаете у Ирана нефть за оговоренную сумму в долларах.Кладете эквивалент этой суммы на счет в своей национальной валюте в любой банк, не находящийся под санкциями.Переводите сумму со счета в банк в США, «по дороге» конвертируя ее в доллары.Переводите долларовую сумму в банк за пределами США.И этот, уже третий по счету банк доставляет доллары в Иран. Не сообщая об этом в SWIFT.

Долго, дорого (комиссии!), но довольно эффективно.

Надо понимать, что в менеджменте банков, как правило, работают неглупые люди – и после нескольких однотипных транзакций они начинают разбираться, что происходит. На этом строится презумпция виновности банков, участвовавших в иранских схемах – например, английский Standard Chartered за участие в U-turn был оштрафован американцами на 327 миллионов долларов. Это рекорд, но в расследовании фигурировали и другие банки, в том числе очень крупные: HSBC, Royal Bank of Scotland, Société Générale, UniCredit.

То есть вполне серьезные банкиры сознательно нарушали американские санкции. Что еще раз доказывает: «артиллерия бьет по своим», западному бизнесу эти ограничения совершенно не нужны и он готов саботировать их даже с некоторой долей риска. В этом, кстати, убедились и мы, когда после «крымской весны» с помощью нехитрых схем или даже без них постепенно возобновились отношения с большинством традиционных внешнеэкономических партнеров.

Наконец, стоит упомянуть про «иранский SWIFT» – систему SEPAM, которую Иран в спешке презентовал в 2013 году, призвал присоединяться к ней всех членов Азиатского клирингового союза, но особого понимания не встретил.

Сопротивление бесполезно?

Несмотря на все эти ухищрения, последствия санкционного давления на Иран оказались очень тяжелыми.

Только за первый год санкций ВВП уменьшился на 75,5 млрд долларов. Более того, предсанкционный 2011 год до сих пор остаётся лучшим в истории Ирана по ВВП (581 млрд долларов), а за десятилетие ВВП страны в долларах снизился в три раза.Экспорт товаров за первый же год снизился на 21,5 млрд долларов – как ни крутись, обычные расчеты в долларах заменить сложно.Инфляция с девальвацией – более 30% за первый год.Две трети производственных предприятий объявили о тяжелых убытках по итогам первого года применения санкций.

Типичная цитата из опросов населения того времени: «Наша семья не может больше сохранять прежний уровень жизни. И я не говорю о какой-то роскоши, а об обычной бутылке молока на завтрак». Удивительно ли, что Иран сел за стол переговоров и пустил международных инспекторов на свои ядерные объекты?

Русская особенность

В отличие от Ирана 2012 года, Россия уже на момент объявления санкций обладает аналогом SWIFT – Системой передачи финансовых сообщений Банка России (СПФС), которая, к слову, сейчас способна взаимодействовать с иранской SEPAM. Но система эта обладает большим числом недостатков, связанных в первую очередь с нежеланием Центробанка ее модернизировать (скажем, перевод ее на блокчейн, анонсированный на 2019 год, не состоялся до сих пор – «и так сойдет»). По быстродействию, удобству и юридической безопасности СПФС сильно уступает «СВИФТу», но с внутрироссийскими расчетами справляется успешно. Однако число зарубежных (Белоруссия не в счет) банков, подключенных к «Сервис-бюро СПФС», равняется десяти – и это главным образом «банки гастарбайтеров» (Киргизия, Армения, Казахстан, Таджикистан – и для приличия Куба).

Тем не менее это гораздо больше, чем ничего: у России есть платформа, которую возможно синхронизировать не только с иранской, но и с китайской, и с индийской системами. У России есть Фонд национального благосостояния, есть золотовалютные резервы, есть условия для создания «натуральной экономики», практически не зависящей от внешних поставок.

А вот обмен платежами со странами Запада для физических лиц станет практически нереальным. Понятно, что немедленно возникнет сеть платежных посредников, использующих один из перечисленных выше способов или какой-то иной, но предъявить претензии в случае чего будет решительно некому.

* * *

Отсутствие SWIFT отрежет нас от Запада надежнее, чем визовые барьеры. И западный бизнес в меру своих лоббистских возможностей делает всё, чтобы этого не случилось. Мы им нужны не меньше, чем они нам.

Сейчас читают