опубликовано: 25.07.2019 в 15:52 от rueconomics.ru

Как РФ и Беларусь готовятся к введению единой валюты

России и Белоруссии замахиваться сейчас на единую валюту преждевременно, тем более у нас перед глазами очень убедительный опыт Европейского союза с введением евро, отмечает профессор факультета международных отношений СПбГУ, доктор экономических наук Николай Межевич.

Единая валюта для РФ и Белоруссии 

Переход на единую валюту должен стать завершающим этапом интеграции России и Белоруссии. Как заявил министр экономического развития России Максим Орешкин, бежать впереди с точки зрения создания единой валюты и единой денежно-кредитной политики точно не стоит, нужно, чтобы экономическая взаимосвязь была настолько сильная, чтобы введение валюты не приводило к таким колебаниям.

Ранее о начальной стадии переговоров с Белоруссией по созданию единой валюты рассказала глава Центробанка Эльвира Набиуллина. При этом она отметила, что в союзном договоре такие изменения зафиксированы, но на другие страны ЕАЭС подобная мера распространяться не будет. Руководитель Банка России не исключила возможное объединение валют двух стран.

«Вопрос перехода на единую валюту для Москвы и Минска можно сравнить с желанием семьи вместо телевизора или письменного стола купить сразу виллу или остров в Карибском море. Вопрос единой валюты – это высший пилотаж, сверхсложная задача. Я крайне сомневаюсь, что тема единой российско-белорусской валюты в ближайшие годы приобретет реальные очертания.

Встреча двух президентов в Петербурге в очередной раз показала, что у нас большое количество гораздо более простых нерешенных проблем. А замахиваться сейчас на единую валюту преждевременно. Тем более у нас перед глазами очень убедительный опыт Европейского союза с введением евро и приходом к нынешней ситуации, когда серьезные финансовые сложности испытывают Италия и Греция, Польша блокирует переход на евро, а Великобритания занята «брекситом».

Единая валюта представляет собой фактически компонент единого или квазиединого государства, каким, например, сегодня являются Бельгия и Голландия. В наших отношениях с Белоруссией уже много сделано в плане общих подходов в социальной политике, единых стандартов в сфере образования, создания единого рынка труда, но обсуждения единой валюты пока преждевременны», — комментирует ФБА «Экономика сегодня» Николай Межевич.

Возможные сценарии введения единой валюты

В свою очередь эксперт РИСИ, кандидат экономических наук Михаил Беляев выделяет три возможных сценария введения единой валюты. Первый из них предполагает объединение национальных валют РФ и Белоруссии в единое платежное средство.

Но экономики двух стран все же имеют различия, так что подобный процесс невозможен – он вызовет великое множество проблем и убытков. Беляев здесь также приводит в пример опыт стран Западной Европы, которые десятки лет синхронизировали свои экономики, но после перехода на единую валюты им не удалось избежать серьезных проблем и шоков.

Второй сценарий возможен по примеру объединения двух Германий, но такой вариант ни Россия, ни Белоруссия также всерьез не рассматривают. Третий сценарий предполагает введение нового платежного средства, которое станет наднациональным и виртуальным. Эксперт предполагает, что его можно даже создать на основе систем блокчейна по аналогу криптовалют. 

Пока вопрос единой валюты поставлен на паузу, причем не столько по экономическим, сколько по политическим аспектам. В отношениях России и Белоруссии не урегулирован целый ряд проблем. Среди текущих спорных моментов в отношениях двух стран президент Белоруссии Александр Лукашенко ранее выделил тему равного доступа к госзаказам, промышленной кооперации, налогового маневра в нефтяной сфере, а также истекшие сроки по переговорам о поставках в Белоруссию в будущий период российских нефти и газа.

Стороны обязались подготовить около 10 дорожных карт по ключевым направлениям в интеграции экономик. В Минэкономразвития, по словам Орешкина, сейчас работают над тем, чтобы российские и белорусские предприятия независимо от их регистрации находились в едином экономическом пространстве.

«Господин Орешкин очень хитро говорит. Единое экономическое пространство предполагает создание единой налоговой системы, единый принцип формирования себестоимости и в конечном счете единое экономическое пространство. Но оно предполагает единое государство, о чем сегодня речи не идет. Об этом заявляли ранее и президент России и президент Белоруссии.

А вот пробел, за который в значительной степени отвечает господин Орешкин и его ведомство, заключается в другом – как сохраняя два государства создать условия для разумной конкуренции экономических субъектов. Предложений в этой сфере от Минэкономразвития мы как раз с нетерпением ждем», — резюмирует Николай Межевич.