+
Реклама





17 Мая в 00:20tsargrad.tv

Как сын Русского Царя помешал Ельцину добить Россию

новости

Самурай-полицейский, греческий принц и рикши. Посещение Японии Цесаревичем Николаем Александровичем 130 лет назад оказалось очень современным.

Ровно 130 лет назад произошло одновременно ужасное и чудесное событие, которое в России вошло в поговорку и могло привести к войне, ради избежания которой японскому императору, считающемуся потомком богини солнца Аматэрасу, пришлось смиренно явиться на борт русского военного корабля, а другому императору, русскому, жизнь сына и наследника которого спас сын его крёстной, – поразить мир своею щедростью. Всё это имело, что просто удивительно, и вполне современные последствия, не позволив через 100 лет запустить процесс дальнейшего распада России.

Как некоторые, наверное, уже догадались, речь идёт об «инциденте в Оцу», случившемся в 1891 году при посещении Японии в ходе большого заграничного путешествия Цесаревича Николая Александровича, будущего императора Николая II. Его непосредственными участниками помимо Цесаревича были греческий принц Георгий, сын греческой королевы Ольги, княжны дома Романовых, которая была крёстной матерью Николая Александровича, японский полицейский Цуда Сандзо, фанатик, успевший нанести с целью убийства два удара саблей по голове наследника русского престола, и два японских рикши, которые помогли принцу Георгию обезвредить озверевшего преступника-самурая. Вот как развивались события и к чему они привели.

Долгий путь в Японию

Цесаревич прибыл с ознакомительной поездкой в Японию на борту броненосного крейсера «Память Азова» во главе целой эскадры Императорского флота в апреле 1891 года, посетив в ходе начавшегося в октябре 1890 года в австрийском тогда Триесте большого заграничного путешествия в Грецию, Египет, Британскую Индию, Цейлон, современные Индонезию, Таиланд (Сиам), Сингапур, Вьетнам и Китай. Целью этой познавательной экспедиции, проводившейся по инициативе Александра III, было расширить кругозор наследника престола, завершив его подготовку к будущей роли правителя величайшей в мире империи.

Николай Александрович с огромным интересом относился к Японии, где должен был пробыть почти месяц, изучая Страну восходящего солнца, для которой этот визит стал событием огромной важности, ибо никогда в прошлом иностранные гости такого ранга её не посещали. Понятно, что к нему готовились и враги России, мечтавшие стравить обе империи, которые доселе мирно и на основе взаимного уважения разрешали возникающие между ними противоречия. Своё пребывание в стране Цесаревич начал инкогнито с посещения городов Нагасаки, в котором в то время существовала знаменитая «русская деревня», Кагосима и Кобе. Японцы не узнавали будущего Царя, потому что из членов русской делегации, в которую входил в том числе его родственник и друг греческий принц Георгий, он был одет скромнее всех. За наследника русского престола в посещавшихся экспедицией странах местные часто принимали статного, увешанного орденами командира «Памяти Азова» в импозантном мундире. Николая Александровича, отправившегося познавать мир и живо интересовавшегося увиденным, такое положение вещей вполне устраивало. Япония, о которой он много слышал от русских моряков, его невероятно привлекала. За компанию с греческим принцем он даже сделал себе в Нагасаки устрашающую татуировку – чёрного дракона с жёлтыми рогами, зелёными лапами и красным брюхом на правом предплечье. Из Кобе Цесаревич со своим антуражем отправился в бывшую столицу Киото, где встретился с японской делегацией, возглавляемой принцем Арисугавой Такэхито. Визит таким образом стал приобретать официальный характер.

Николай II в Японии. Фото: Russian Look / Globallookpress

Рядом с Киото на живописном берегу крупнейшего в Японии озера Бива располагается город Оцу, в котором находится знаменитый буддистский храм, посмотреть который Цесаревич и сопровождающие его лица, включая греческого и японского принцев, отправились на рикшах (так передвигались в Азии состоятельные путешественники в те и более поздние времена). А на обратном пути в Киото на узкой улице Оцу, когда по ней двигалась кавалькада колясок, которые тащили рикши с помощью толкачей (Цесаревич находится в пятой из них от начала процессии, всего их было около 50), произошло страшное.

«Японский городовой«!

Вот как описал в своём дневнике происшествие, имевшее для России во всех отношениях судьбоносное значение, сам пострадавший, увидевший в своём спасении от неминуемой смерти «великое милосердие Господа Бога»: «После завтрака собрались в обратный путь. Джоржи (греческий принц Георгий – ред.) и я радовались, что удастся отдохнуть в Киото до вечера! Выехали мы опять в джинрикшах в том же порядке и повернули налево в узкую улицу с толпами по обеим сторонам. В это время я получил сильный удар по правой стороне головы над ухом, повернулся и увидал мерзкую рожу полицейского, который второй раз на меня замахнулся саблею в обеих руках. Я только крикнул: «Что тебе?» и выпрыгнул через джинрикшу на мостовую; увидев, что урод направляется на меня и что его никто не останавливает, я бросился бежать по улице, придерживая кровь, брызнувшую из раны. Я хотел скрыться в толпе, но не мог, потому что японцы, сами перепуганные, разбежались во все стороны. Обернувшись на ходу ещё раз, я заметил Джоржи, бежавшего за преследовавшим меня полицейским. Наконец, пробежав всего шагов 60, я остановился за углом переулка и оглянулся назад. Тогда, слава Богу, всё было окончено: Джоржи – мой спаситель – одним ударом своей палки повалил мерзавца; и когда я подходил к нему, наши джинрикши и несколько полицейских тащили того за ноги; один из них хватил его же саблей по шее. Все ошалели; чего я не мог понять, это каким образом Джорж, я и тот фанатик оставались одни посреди улицы, как никто из толпы не бросился помогать мне и остановить полицейского».

Вот так и родилась, кстати, до сих пор бытующая в России фраза «японский городовой», выражающая крайнюю степень удивления. Как такое могло произойти? Ведь будущего Царя спасли от смерти смягчившая удары саблей шляпа-котелок и его друг, почти одногодка, который по чистой случайности приобрёл за час до инцидента увесистую бамбуковую палку. С ней он догнал впавшего в раж гнавшегося за Цесаревичем полицейского-самурая, сильно ударив его по голове, а когда тот, покачиваясь, обратился против неожиданного противника, его и удалось свалить с ног двум рикшам, обретшим благодаря этому славу и богатство, о чём чуть позже. Их звали Микохата Дзисабуро и Китагаити Ититаро.

Благородство души

Весьма показательно, что первым побуждением Цесаревича, получившего две раны головы, из которых хлестала кровь, было «успокоить» хозяев. Раненый старался подольше продержаться с наспех перевязанной головой на ногах, чтобы убедить окружающих, что его жизнь вне опасности. «Это ничего, только бы японцы не подумали, что это происшествие может чем-либо изменить мои чувства к ним и признательность мою за их радушие», – сказал несколько раз обливавшийся кровью Царский сын, в том числе подбежавшему к нему японскому принцу Арисугаве Такэхито. Об этом свидетельствует сопровождавший Цесаревича в той поездке князь Эспер Ухтомский, известный учёный, эксперт по буддизму.

Жаль было смотреть на ошалевшие лица принца Арисугава и других японцев; народ на улицах меня тронул; большинство становилось на колени и поднимало руки к лицу в знак сожаления, – отметил Цесаревич в своём дневнике. – В доме губернатора мне сделали настоящую перевязку и положили на диван в ожидании прибытия поезда из Киото. Более всего меня мучила мысль о беспокойстве дорогих Папа и Мама и о том, как написать об этом случае в телеграмме.

Такая телеграмма была оперативно отправлена русским посланником в Японии в Санкт-Петербург и вскоре передана Царю в Гатчине: «Сегодня на улице в г. Отсу полицейский нижний чин бросился на Цесаревича и ударил его саблей по голове. Рана до кости, но, по словам наших докторов, благодаря Богу, неопасна. Его Высочество весел и чувствует себя хорошо. Хочет продолжать путешествие, привёл всех в восторг своим хладнокровием. Японцы в совершенном отчаянии»…

 

Вскоре Царь с Царицей получили и письмо от сына, заверявшего, что чувствует себя хорошо. В нём были такие слова:

Самое неприятное было бежать и чувствовать того подлеца за собой и вместе с тем не знать, как долго этого рода удовольствие станет продолжаться? Я боялся одного – упасть или просто ослабеть, так как в первую минуту кровь брызнула фонтаном. После обмывки и первой перевязки тут же на улице, кроме головы оказались ещё порезанными правое ухо и рука, но это были просто царапины!

Цесаревич написал, что спасся «благодаря смелости» греческого принца, сына Ольги Константиновны, своей крёстной, и что на следующий же день его приехал проведать и принести извинения «император из Токио с несколькими принцами и министрами, что было крайне любезно с его стороны». 122-й император Японии Мэйдзи назвал в беседе с главой русской дипмиссии Дмитрием Шевичем произошедшее «величайшей печалью» своей жизни, сообщил о намерении оставаться в Киото до выздоровления Цесаревича и выразил желание немедленно встретиться с ним, на что русский дипломат заметил, что Цесаревич, вероятно, уже лёг в постель. Встреча была отложена на следующий день, когда император и посетил пострадавшего. По словам Цесаревича, «он был сильно взволнован и говорил шёпотом через переводчика».

Шевич, кстати, считал, что необходимо прервать визит, поскольку «инцидент произошёл из-за невнимательности правительства, хотя японское правительство гарантировало безопасность наследника, это непростительно и неизвестно, что может случиться в дальнейшем». В храмах по всей необъятной России был отслужен благодарственный молебен за спасение наследника престола. В дальнейшем этот день в Царской семье регулярно отмечался в течение всей жизни императора Николая II.

И вот уже через два дня после покушения Николай Александрович пишет в дневнике:

Встал бодрым и весёлым… Всё японское мне так же нравится теперь, как и раньше… и я нисколько не сержусь на добрых японцев за отвратительный поступок одного фанатика, их соотечественника; мне так же, как прежде, любы их образцовые вещи, чистота и порядок…

Цесаревич хотел остаться в Японии, посетить другие города, в том числе Токио, осмотреть в нём вновь построенный православный храм, но император Александр III, явно не поверивший в то, что за попыткой убийства его сына стоит фанатик-одиночка, и не веривший одновременно в причастность к этому японских властей, повелел в целях безопасности прервать визит и возвращаться в Россию. Царь хорошо знал, где нужно искать врагов России и чего они добиваются. В Кобе на борту «Памяти Азова» Николай Александрович под громкие крики «ура» отметил своё 23-летие. На корабль с поздравлениями прибыли министр иностранных дел Японии Аоки Сюдзо и принц Китасиракава Ёсихиса, туда доставили горы подарков, вечером был дан салют.

Чувства отца

В этот день по случаю дня рождения и чудесного избавления от смерти император Александр III написал Цесаревичу трогательное письмо, в котором есть такие строки: «От всей души благодарим Господа, милый мой Ники, за Его великую милость, что Он сохранил тебя нам на радость и утешение. До сих пор ещё не верится, чтобы это была правда, что действительно ты был ранен, что всё это не сон, не отвратительный кошмар. Никогда не забуду, когда получили первое сообщение об этом ужасном происшествии… Как достаточно благодарить Господа, что Он тебя сохранил и что ты мог уже через день вернуться на фрегат к эскадре и быть снова среди своих и дома! Я воображаю отчаяние Микадо и всех сановников японских, и как жаль для них и все приготовления и празднества — всё пропало и ни к чему! Но Бог с ними со всеми, радуюсь и счастлив, что благодаря всему ты можешь начать обратное путешествие скорее и раньше, дай Бог, вернёшься к нам! Что за радость будет снова быть всем вместе и дома, дождаться этого не могу от нетерпения. Ни о чём другом не могу сегодня писать, так эти дни мы мучились и беспокоились… Сегодня день твоего рождения, а я так увлёкся, что и не поздравил тебя, но всё письмо – поздравление и благодарение Всемогущему за все Его милости! Христос с тобой, мой дорогой Ники! (Истинно Он был с тобой). Твой Папа».

А вот это по-русски!

Однако перед отбытием из Японии произошло ещё несколько любопытных событий. На борту «Памяти Азова» двум рикшам, которые помогли обезвредить кем-то умело управляемого фанатика, по распоряжению августейшего отца Цесаревич лично вручил ордена святой Анны. Оба рикши, которых на родине не особенно считали за людей, получили также каждый единовременно по 2500 иен и 1000 иен в качестве пожизненной пенсии (последняя сумма равнялась годовой зарплате депутата японского парламента). От своего правительства героические рикши также получили ордена и ежегодную пенсию в размере… 36 иен. Чуть позже, кстати, русский Царь щедро наградил и главного спасителя Цесаревича – сына Ольги Константиновны, Георгия, который стал позднее с помощью Николая II правителем Критского государства, дожив до 1957 года. Он получил золотую медаль «За спасение погибавших» для ношения на владимирской ленте, чем был официально признан спасителем наследника русского престола. Сыгравшую роль шпаги бамбуковую трость, остановившую злодея, затребовали в Санкт-Петербург, украсили драгоценными камнями и вернули в Афины.

«Память Азова». Фото: Scherl / Globallookpress

А вот дальнейшая судьба покушавшегося была печальной. Японский суд не стал делать из Цуда Сандзо «патриота-мученика», приговорив вместо смертной казни к пожизненной каторге, на которой тот, не имея доселе проблем со здоровьем, через несколько месяцев подозрительно быстро умер… По сообщению посла Японии в Санкт-Петербурге Ниси Токудзиро, «все, начиная с императора России», были «полностью удовлетворены этим приговором». Взяв на себя ответственность за покушение на убийство наследника русского престола, ушли в отставку три министра – иностранных, внутренних дел и юстиции.

Самый главный сюрприз

И всё же Цесаревич с грустью покидал Японию, где чуть не оборвалась его жизнь. Перед отбытием из Японии он написал в своём дневнике:

Настал последний день нашей стоянки в японских водах; странно сказать, что не без грусти оставляю эту любопытную страну, в которой мне всё нравилось с самого начала, так что даже происшествие 29-го апреля (по старому стилю – ред.) не оставило после себя и следа горечи или неприятного чувства.

В другой записи он также сожалеет, что «не удалось проехать через всю эту любопытную страну, которая мне понравилась больше всех других».

Однако Цесаревича ожидал в Японии ещё один огромный сюрприз. Впервые в истории страны на иностранный корабль, тем более военный, то есть на территорию другого государства, прибыл в сопровождении двух принцев и других высокопоставленных лиц японский император, чтобы ещё раз извиниться за происшедшее и пожелать сыну и наследнику русского Царя счастливого пути. В правительственных кругах в Токио существовало опасение, что русские после случившего могут «похитить» Микадо, но император настоял на визите. Согласно сообщению «Правительственного вестника», «состоявшийся затем завтрак имел весьма задушевный характер», по завершении которого «Высочайшие Особы распрощались самым сердечным образом, и император съехал с фрегата». Во второй половине того же дня русская эскадра снялась с якоря и направилась во Владивосток. Перед этим в личном послании императору Мэйдзи Цесаревич написал и, как мы знаем из его дневника, совершенно искренне:

Прощаясь с Вами, Ваше Величество, я не могу не выразить подлинную благодарность за добрый приём со стороны Вашего Величества и Ваших подданных. Я никогда не забуду добрых чувств, проявленных Вашим Величеством и Императрицей. Глубоко сожалею, что был не в состоянии лично приветствовать Её Величество Императрицу. Мои впечатления от Японии ничем не омрачены. Я глубоко сожалею, что не смог нанести визит Вашему Величеству в императорской столице Японии.

Прошло сто лет

Япония растаяла в туманной дымке. И кто бы мог тогда подумать, что эта удивительная история получит детективное продолжение через 100 лет. Да ещё какое! В сентябре 1992 года должен был состояться – всё уже было к нему готово – визит в Японию не просыхавшего, разбазаривавшего наследие предков президента России Бориса Ельцина. Он собирался в ходе него «подарить», точнее, продать японцам южные острова Курильской гряды, принадлежавшие с 1945 года России – после разгрома при её активном участии Японии во Второй мировой войне.

О позорной для чести России «сделке», чреватой в том числе войной с Китаем из-за нерешённых в то время пограничных проблем, поведала в 2015 году «Комсомольская правда» в статье «Как спецслужбы спасли Курилы для России». Она была сорвана в результате дерзкой спецоперации патриотической группы силовиков во главе с первым заместителем начальника Главного управления охраны генерал-майором Борисом Ратниковым. «Заговорщикам» путём ряда хитрых манипуляций удалось создать у окружения Ельцина впечатление, что визит японцами подготовлен плохо, безопасность главы государства принимающей стороной не гарантируется, и президента России может ожидать в Японии судьба Цесаревича Николая Александровича. В результате перепуганный Совбез не пустил Ельцина в Японию, и процесс разбазаривания России удалось остановить. Теперь подобной угрозы нет – начался обратный процесс. Вот так император Николай II, причисленный Русской Церковью вместе со своей семьёй к лику святых, спас страну в тяжёлые для неё времена своей поездкой по миру 130-летней давности.

Главное на сегодня