+
Реклама
04 Июня в 10:28tsargrad.tv

Максим Галкин случайно раскрыл все карты. Но не Путина с Собяниным

новости

В интернете разгорелся нешуточный скандал вокруг видеоролика Максима Галкина. Знаменитый юморист пародирует разговор между Путиным и Собяниным об усилении ослабления безграничных коронавирусных ограничений в Москве. Говорят, что ролик вызвал раздражение "в верхах" и что его было велено удалить с нескольких сайтов. В защиту ролика уже выступили многие представители неравнодушной общественности: Николай Басков, Жасмин, Елена Воробей, Стас Пьеха и другие.

Не будем спорить о качестве ролика (мне он показался ехидным и более-менее смешным), о его теме (да, собянинские «прогулки по номерам» вывели из себя огромное количество абсолютно лояльных москвичей), да и о допустимости пародировать первое лицо (сам Владимир Путин как раз о Галкине высказался иронически и снисходительно: дескать, сам президент не против такого рода пародий). Можно даже признать, что у нас в стране есть проблемы со справедливостью, свободой и цензурой. Только вот позвольте пару слов. Для протокола.

«Словно мафия, или просто семья»

Популярные деятели искусства, особенно массового, популярного, всегда и везде представляли собой что-то вроде касты (назовём её богемой). В советские времена пропуск в богему выдавался партноменклатурой по двум критериям: во-первых, необходима была верность начальству и идеям марксизма-ленинизма, во-вторых – талант и популярность. Первое – необходимое условие, второе – достаточное. Баланс поддерживался: «советскими людьми» обязаны были быть все, талантливыми – хотя бы половина.

Слом советской системы был активно и от души поддержан «богемой» и прочей элитой. Его радостно приветствовали – уверен, что многие от души – многие советские режиссёры, писатели, журналисты, в том числе бывшие в советское время секретарями парткома Гостелерадио (как Владимир Познер) и любимыми певицами Брежнева (как Алла Пугачёва).

Более того, постсоветская «богема» сформировалась на основе самой что ни на есть советской – в ней остались практически все популярные и успешные, вне зависимости от взглядов или их отсутствия: и демократ Эльдар Рязанов, и бывший коммунистический пропагандист Владимир Познер, и критически встретивший «перестройку» Никита Михалков. Объекты насмешек для КВН восьмидесятых, «вечные» уже в советское время Лев Лещенко и Иосиф Кобзон, а также София Ротару, Валерий Леонтьев, Юрий Антонов остались в мейнстриме. Но наступила свобода и – как первый этап свободного рынка – свобода базарная. На короткое время двигателями карьер стали не советские худсоветы, а случай, удача или лихое бабло авторитетных предпринимателей (в первую очередь бандитов и воров). Но постепенно базар заместился рынком, а бандюки – солидными олигархами. И оказалось, что богема осталась практически неизменной.

Но критерии «богемности» изменились радикально. Место идейности и таланта заняли лояльность и продаваемость (необязательно продажность). В результате богемообразование утратило централизованный характер. Мало ли что нравится какому теленачальнику, главное – рейтинги. А для рейтингов ни талант, ни идейность не важны.

Но вот рейтинги – они же не свободным голосованием определяются. Ты выбираешь из того, что тебе показывают, из того, что ставят «в ротацию». А ставят «в ротацию» те, кто тусуется вместе со всей богемой, кто богатеет за счёт самопровозглашённых «звёзд» и даёт наживаться им. То есть в конечном счёте, словами Твардовского: «Это вроде как машина скорой помощи идёт: сама едет, сама давит, сама помощь подаёт».

Наша «богема». Фото: Игорь Иванко / АГН «Москва»

В свободные девяностые об этом часто проговаривались. Чем дальше, тем больше связывали «мафию» с одним и тем же человеком – с «Примадонной» (наверное, от марки советских сигарет – «Прима») Аллой Пугачёвой. Именно Пугачёвой приписывали крах карьер повздоривших с ней певичек. Именно Пугачёва дала 8 октября 1999 года корреспонденту самой тогда массовой газеты «Московский комсомолец» (главный редактор тогда и сейчас – нынешний член СПЧ Павел Гусев) потрясающее саморазоблачительное интервью. И самое убийственное в нём – даже не скандальный заголовок («И все геи мира принесут ей по кусочку хлеба») и не удивительный рассказ о себе как о «ставленнице всех сексуальных меньшинств планеты». Главное вот что: «Дело в том, что это началось давным-давно – у евреев, у геев, сейчас у чеченцев [октябрь 1999 года. – Д. Ю.], у всей нашей многонациональной страны, которая должна быть цивилизованной, но никак не может ею стать. И есть один вопрос: хочется взаимной любви, да? Всем. А получается так, что геи любят родину, никуда не уезжают, чтобы где-то там быть геем, где возможны всякие браки и вообще хорошо. Но любовь не взаимная. Родина не любит этого гея… Я считаю, что любовь к родине должна быть взаимной. Как только она станет взаимной, то и геи, и евреи, и чеченцы, и все определятся, что такое родина. Там родина, где к тебе хорошо относятся, тогда и ты к ней хорошо относишься».

Патриотизм Шарикова: «Я без пропитания оставаться не могу. Где же я буду харчеваться?»

Пугачёвщина против собянинщины?

А Родина – во всяком случае, те, кто определял «культурную политику» от её имени – отнеслась к «Примадонне» и всему её войску примадонскому щедро. Очень щедро. Поила отнюдь не берёзовым соком – хватало на всё.

Обновлённая постсоветская богема конца 1990-х – начала нулевых почувствовала себя бесконечно защищённой, намного более защищённой, чем в номенклатурные времена. Неуязвимой. Неприкосновенной. Наши стенания советских времён – ах, Зыкина! Ах, Кобзон! Ах, Лещенко! – о неизменности советской эстрады на фоне нынешней стабильности богемы выглядят непонятными и странными. Подумаешь, 15 лет на эстраде Кобзон и Магомаев (и всё это время – в тренде, популярны, собирают залы и т. д.). А 30 лет подряд один и тот же Петросян? А 25 лет подряд один и тот же Галкин? А ПЯТЬДЕСЯТ лет подряд одна и та же Пугачёва?

Мы уже рассуждали тут о феномене «пугачёвщины» как способа зачистки русской культуры и насильственной дегенерации народа. Но сегодня меня больше интересуют вопросы социально-политические, такие как вопрос о «праве Галкина на рубку правды-матки».

Собственно, без собянинщины и всего, что она собой представляет (прежде всего она представляет собой реинкарнацию пресловутой «Семьи» конца 1990-х годов), никакого Галкина не было бы. Но этот внучатый муж «Примадонны» поворачивает свои оглобли не против «Семьи». Он действует точно так же, как всегда действуют приживалы, когда горит родное поместье. Как это было в 2004 году на Украине, когда кучмовские лизоблюды буквально за одни сутки перекинулись в «борцов с режимом» и напялили оранжевые тряпки. Как это было в 1991 году, когда отъявленные преследователи диссидентов из 5-го управления КГБ бросились встречаться со своими бывшими подследственными и умолять их о заступничестве («я же с вами был так мягок! Меня заставляли!») и только потом обернулись в истовых демократов и авторитетных бизнесменов.

«Там родина, где к тебе хорошо относятся», – заявляет пугачёвщина и сдаёт родину со всеми потрохами, лишь только почует шанс подобрать себе какую-нибудь другую родину, которая отнесётся к тебе лучше в материальном исчислении. Но до последнего вздоха очередного «кровавого режима» стремится вырвать из его холодеющих рук почётные звания (как Пугачёва, получившая звание народной артистки СССР за день до прекращения существования Союза).

А вот Родина… Она (точнее те, кто её представляет официально) в этом смысле вообще ничего понимать и чувствовать не хочет.

И важно тут вовсе не право (или отсутствие права) на критику – сейчас все мы критики и чем больше спотыкаемся о московскую плитку, тем критичнее становимся. Важно другое – абсолютное право «пугачёвской мафии» и иже с ней, что бы они там ни говорили о «режиме», на приращение своих богатств, влиятельности и возможностей исключительно за счёт его, «режима», покровительства. Того самого «режима», который «страшно преследует свободу в СМИ». Занимается «путинской пропагандой». Цензурой. Буквально не даёт вздохнуть…

Кому? Символу русской медицины Леониду Рошалю, буквально вытолканному из информационного поля за невосторженный образ мыслей о злодейской «оптимизации»? Никите Михалкову, и правда популярнейшему и элитному, которого демократ и жертва цензуры (а также гэбешно-партийный пропагандист 1980-х) Познер обвинил в излишней провластности? И передача которого была вышвырнута из эфира государственной ВГТРК? Патриотически настроенных публицистов времён «Русской весны» 2014 года, изгнанных из газеты «Известия»? Священников, защищающих конституционные права верующих, которым заткнули рты в медиа и угрожают карами околоцерковные бюрократы? Ну этим, может быть, да. Действительно, зачем им, к примеру, бесогон?

А вот бесолюб Невзоров – добро пожаловать! Вместе с другими «революционерами достоинства» (какого? С мужским у них не очень) добро пожаловать на «Рупор Газпрома»! Или как оно там у них называется… А вот троекратный гражданин Познер – да вперёд, интервьюируй когда и кого хочешь, не забывая в промежутках клеймить «безрадостную и тяжёлую религию» – Православие. И, уж конечно, будьте как дома, вы все, у которых взаимная любовь к той родине, которая больше платит! Вы – прикормленные первыми кнопками «пугачёвские бунтовщики», погрузившие уже давно проданную и преданную ими и их покровителями страну в гнилое болото своей беспощадной бессмысленности.