Мы не вернемся на Украину: предсказавший войну в Донбассе писатель-фантаст стал депутатом ДНР

В Донецкой народной республике прошли выборы главы и депутатов Народного совета. Аналогичное голосование состоялось и в соседней Луганской народной республике. О том, что будет дальше, Федеральное агентство новостей поговорило с новоизбранным депутатом ДНР Федором Березиным.

Березин возглавляет республиканский Союз писателей. Именно он, будучи писателем-фантастом, предсказал вооруженный конфликт в Донбассе в своем романе «Украинский фронт». Сейчас эта книга, вышедшая в 2010 году, запрещена на Украине.

Выборы в Донбассе освещали десятки СМИ. В ДНР работала группа журналистов ФАН. Вскоре после завершения голосования, когда голоса еще не были подсчитаны окончательно, мы встретились с главой Союза писателей ДНР. Тогда Федор Березин еще не знал, что избран в республиканский парламент. Предлагаем вашему вниманию интервью с ним.

— Федор Дмитриевич, на ваш взгляд, что означают прошедшие выборы для Донецкой народной республики?

— Давайте я начну издалека. В 2014 году я думал так: «Какие выборы?! У нас война! Надо генералиссимуса и танки — вперед! Отвоевали, завоевали, освободили! И тогда будем уже делать демократию»… Но за четыре года я попривык к демократическим процессам и сейчас скажу, что власть должна быть сменяемой, избираемой, вменяемой и думающей о народе.

А думать о народе — это не значит заботиться только лишь о текущей ситуации, о ныне живущих. Народ — это большая категория! Наш народ — это даже те, кто еще не родился, о них тоже надо заботиться сейчас! И о тех, кого уже нет: они — тоже наш народ, и мы должны их интересы тоже защищать! Мы должны проповедовать и защищать идеалы, за которые умерли наши деды, а не предавать их из-за меркантильных интересов, как поступили на Украине. Понятие «народ» должно включать как минимум тысячи лет в прошлое и в будущее. Но это все — в идеале. Я же фантаст, я должен говорить об идеале.

Власть должна быть сменяемая, избиратель должен быть с головой. Если человек нормально работал — его переизберут! А кто не справлялся или мозгов не хватило, или, наоборот, мозги не туда работали — на то, чтобы себе загребать руками и ногами… Тогда извините, в лучшем случае — до свидания, в худшем — в решетчатую камеру, а с деревянным или с бетонным полом — это уже как повезет. И сейчас многих подвинули с кресел не просто так. Кто-то, будем говорить прямо, проворовался, а кто-то — впулил народные деньги непонятно куда! Нам, конечно, некоторая помощь идет из братской страны, но она же тоже не бесконечна, да и наша промышленность не вся еще работает, значит, налогов мало, и их надо еще распределить. А еще у нас, извините, война…

— Которая, естественно, сказывается на всем…

— У нас молодые и не очень мужчины, которые должны, по идее, работать, сейчас сидят в окопах и вкладывают свой тяжелый труд — стоят на позициях и держат оборону. Они не работают, а физически и умственно задействованы в других процессах…

Не говоря уже о погибших и раненых. Государство должно помогать им всемерно, потому что они здоровье потеряли… Они же не наемники, не получали какие-то бешеные деньги. Они пропитание разве что получали…

— Но сейчас ведь наступает новый период в жизни республики, что-то ведь должно меняться?

— У нас впереди работы непочатый край. Предыдущая администрация не со всем справилась, но кое-где выработался опыт решения задач. Только решились на какие-то процессы. Перепрофилирование украинских предприятий давно надо было делать… Нужно что-то налаживать с пенсиями, на которые невозможно жить. Зарплаты маленькие, но ведь зачастую эти предприятия временно не работают. То есть вы хотите прелести социализма и чтобы поменьше работать? Так не будет. Так государство не строится! У нас молодое государство, оно в состоянии выживания. Недавно было столетие окончания Первой мировой войны. Я в 2014 году ведь как фантаст прикидывал — как бы третья термоядерная мировая война не началась. Были у меня волнения. Слава богу, не разразилась…

— Но ведь война тем не менее идет…

— Да, агрессия Украины продолжается. А Донецк они не взяли, потому что не хватает у них на это силенок и духу! И потому что есть наши ребята, которые, может, и не всегда блестяще выглядят, у которых в окопе не по три образования, да иногда вообще никакого образования нет. Но у них есть жилка такая, благодаря которой они переплюнут любого, у кого три образования и кто сидит здесь в университете, не высовывая носа, и ему все равно, какая власть, лишь бы деньги платили…

И когда война, даст бог, закончится и наши ребята вернутся обратно на гражданку, именно их надо будет ставить министрами и замминистрами, потому что они доказали, что не за себя воюют, не за свою семью, а за все государство могут поставить жизнь, такую уж они прошли в окопах школу мужества!

— За какой глобальный вектор, как вам кажется, проголосовала республика?

— Часто говорится, что мы — за мир. Но мы же не за мир на любых условиях! Я думаю, что мы достойны жить, как мы хотим. Мы желаем быть с Россией, дружить с ней, в идеале мы хотим стать когда-нибудь ее частью. А Украина мало того что минские соглашения не соблюдает и нас обстреливает, она и конституцию свою менять не собирается. Конечно, не хочется здесь глобального военного столкновения. Мы готовы защищаться, но мы же не готовы вести глобальную войну, таких ресурсов у нас нет… У нас вооруженные силы только становятся нормальной армией.

Процессы еще не завершены, а, как известно, любое развитие не имеет предела… Держим оборону! А вопрос войны и мира у нас как был главным, так и остался. В мае у нас тут все грохотало — в центре города было слышно, противник был готов наступать. Их остановило только то, что президент соседней ядерной державы сказал: «Не вздумайте!» Они поняли, что не будет минимальных потерь, у них и так морги переполнены.

— То есть все отлично, опасаться наступления ВСУ не стоит?

— Все же нельзя допускать и шапкозакидательского настроения! Не так уж у нас все благостно и хорошо… Не все понимают, что надо внимательнее отнестись к обороне. Сможем ли мы организовать нормальный быстрый призыв, чтобы, как в 1941 году, когда немцы напали, все на призывные пункты побежали? Я думаю, не очень. У нас уже капиталистическое мышление у народа… Люди думают: «Пусть другие воюют, я бизнесом позанимаюсь тут или вообще свалю отсюда подальше, в Россию. А потом, когда будет все хорошо, вернусь, и опять у меня будет все прекрасно!» Основная масса людей, к сожалению, так думает.

Все держится на отдельных героях — людях, которые готовы пожертвовать собой за общие интересы. Это огромная проблема, проблема патриотического воспитания, которое сейчас фактически держится на тонкой красной линии окопов. Мы ведь все понимаем, за что мы в свое время поднялись!

— Как вам кажется, можно ли сказать, что возврат республик Донбасса в состав Украины невозможен в принципе?

— Я считаю, что мы не вернемся на Украину. Это невозможно, это будет возврат территории без людей. Потому что за четыре года мы воспитали целое поколение нормальной молодежи, она выросла в русской среде, в поле русской культуры. И как их вернуть в ту палитру? Я как фантаст имею право говорить об антиутопии, пессимистическом сценарии… Ну, допустим, пойдем от противного.

На Украине ведь требуют ото всех одного языка! Почти четыре года они эту тему не муссировали, давили втихую, об этом говорили только сумасшедшие типа Ирины Фарион (украинский филолог, политический и общественный деятель. — Прим. ФАН). А сейчас подчистили всех, кто может поднять голову. Мы же знаем, что на той стороне люди или пропадают совсем, или попадают в тюрьмы по разным мельчайшим поводам. Теперь они снова вернулись к языкам. Как они будут нашу молодежь перевоспитывать? Дубинками будут бить на каждом углу, чтобы они на украинской мове размовляли («говорили». — Прим. ФАН) и думали?!

Ваше любимое видео:

Подождите, Ваше любимое видео загружается...