+
Реклама


опубликовано в 11:45 от tsargrad.tv

Мы сами не объяснили Казахстану правила игры. Теперь видим последствия

Глава МИД Казахстана Мухтар Тлеуберди сообщил, что страна не поможет РФ обходить санкции. Следует ли нам считать это предательством со стороны ближайшего союзника по ЕАЭС и ОДКБ или дежурным заявлением, которое имеет мало общего с реальной практикой, вот в чём вопрос.

В заявлении МИД Казахстана нет ничего удивительного. Казахстан недавно, буквально на этой неделе, отправил «гуманитарную помощь» в виде генераторов для украинских госпиталей, в которых лечат украинских солдат. Мы наблюдаем продолжение политики многовекторности Казахстана. И ту русофобию, которую мы там посеяли в годы перестройки и во все 90-е.

Кроме того, мы наблюдаем последствия отсутствия непубличной дипломатии в работе с Казахстаном. Мы наблюдаем последствия того, что сами не обрисовали и не объяснили им правила игры, взаимодействия с Россией. Они думают, что возможно всё. Сказываются слишком частые уступки во взаимоотношениях с Казахстаном.

И, конечно же, сказывается то, что мы вели диалог с Казахстаном на равных. Они восприняли хорошее отношение к себе как нашу слабость. Восток дело тонкое – там нужно было не демонстрировать хорошее отношение, а действовать прагматично, так, как это делают китайцы. Да, мы готовы инвестировать, мы готовы видеть вас во всех наших проектах, включая ОДКБ, ЕАЭС и так далее. Но если вы не соблюдаете основные правила игры, которые диктует Россия, как главный игрок на постсоветском пространстве, вы будете платить. Платить экономически, платить рублём, санкционно и так далее. Этого, к сожалению, не было. Ну и вот результат российской либеральной политики. Удивляться нечему.

Но это всё было во-первых. А во-вторых, надо сказать, что сегодня западная пропаганда работает таким образом, что в случае, если Россия победит на Украине, то следующим после Украины обязательно должен быть Казахстан. Нужно объяснять: послушайте, у России с Казахстаном нет никаких территориальных взаимных претензий. У нас партнёрские отношения. Мы считаем его одним из главных наших стратегических партнёров. Однако проблема в том, что, к сожалению, Казахстан не верит в победу России в специальной военной операции.

Токаев ранее заявлял, что казахские власти желают укрепить и расширить партнёрство с США. Возможно ли быть стратегически и со Штатами, и с Россией? Нет, конечно, невозможно. Факт в том, что Токаев уже совершенно запутался в своей многовекторности. Но проблема в том, что Токаев не верит в успех специальной военной операции. Оттуда внешнеполитический дрейф в сторону Запада и Турции.

Надо сказать прямо, что это следствие неэффективности ОДКБ, которая, к сожалению, не сработала в последних трёх конфликтах. Даже если мы возьмём Казахстан. Ну, высадились мы там. И что дальше? Решил-то конфликт не ОДКБ в Казахстане, а Министерство внутренних дел самой республики. Отсутствуют эффективные структуры, которые были бы выстроены на постсоветском пространстве.

А проблемы, которые есть в Армении, в Азербайджане, в Казахстане, в Киргизии, это проблемы всех участников постсоветского пространства. Это крайне важно. И если лидер этого постсоветского пространства, Россия, не в состоянии эти вопросы решить дипломатическим путём или хотя бы стукнуть кулаком по столу для того, чтобы навести порядок, – то это пространство подвергается давлению со стороны Запада. И дальше будет только хуже, пока мы сами не изменим правила игры.

В дальнейшем всё будет зависеть от специальной военной операции на Украине. Если она будет приносить значимые победы, то и страны постсоветского пространства будут изменять свой вектор и будут идти по пути сближения с Россией. Потому что победа в специальной военной операции будет означать полное изменение всего геополитического расклада. Это ослабление Соединённых Штатов Америки в Европе и Азии. Это выход на политический олимп России и Китая.

Наша задача сегодня – победить. И тогда нам не нужно будет вести какой-то там диалог, просить Казахстан, унижаться, называть их партнёрами. Они сами придут. И поверьте, у нас в МИД будет очередь из руководителей постсоветского пространства. А пока наши союзники в Россию, к сожалению, не верят. Нам остаётся самим верить в Россию. Поэтому верим в Россию и надеемся, что всё будет хорошо.

Сейчас читают