+
Реклама





09 Августа в 20:36aif.ru

«Мы собаку Гитлера убили»: как прожил Узбекистан после СССР

новости

57-летний Шахрух Фатхуллаев прямо-таки с наслаждением вспоминает, как в советское время работал на рыбоконсервном заводе в городке Муйнак. «Триста рублей была зарплата, деньги не знал, куда девать… на выходные в Москву летал гулять по ресторанам. Но мы на российском сырье консервы производили, своей рыбы здесь уже не было».

После распада СССР завод закрылся, и Шахрух потерял работу. «Я вагоны в Ташкенте разгружал, такси водил нелегально. После в Россию перебрался, там улицы подметал. Из-за коронавируса пришлось уехать, коплю деньги вернуться. Ты спрашиваешь, скучаю ли я по Советскому Союзу? Я умираю без него».

Ему вторит Рустам Ахмадов, пригласив меня на чай в махалле (традиционном квартале) Ташкента. «Славное время… зарплату платили вовремя, дома всегда еда была».

Правда, восторги насчёт СССР высказываются сугубо в частных беседах. Хотя на референдуме о сохранении Союза 17 марта 1991 года 93,7% жителей Узбекистана проголосовали «за», сейчас статистика иная — 91% узбеков считает, что при независимости жизнь лучше. Так это или нет — разбирался обозреватель «АиФ».

«Замазывали слово «СССР»

Узбеки обижены на следующий факт: Россия 25 декабря 1991 года ушла из СССР, а их не спросила. «Мы же искренне хотели быть с вами! — возмущается 50-летний финансист Азиз Шахмурадов. — А вы просто дверь захлопнули. Когда на тебя  свалилась независимость, надо учиться с ней существовать. Сотни предприятий закрылись, миллионы людей оказались на улице. Я тоже злился: Россия ушла из Союза, мечтая о роскошной жизни без балласта, а мы тут чёрствые лепёшки доедаем!».

Как почти везде в государствах бывшего СССР, Узбекистан накрыла волна отказа от советского прошлого: Ленина с центральной площади убрали, станцию метро «Дружба народов» переименовали в «Творец», демонтировав оттуда все 15 гербов союзных республик.

«Я тогда в школе учился, и нас учителя просили белой краской замазывать слово «СССР» на обложке тетради», — признаётся житель Ташкента Алексей Комаров. В детском учебнике для 5-го класса, изданном в Узбекистане в 1999 году, целых 292 раза (!) употребляются просто добрейшие эпитеты: «русские захватчики», «русские колонизаторы» и «русские шпионы».

Limonad optom, vkusni peroski

В 1993 году Узбекистан объявил о переходе с кириллицы на латиницу, обогатив улицы городов вывесками вроде kolbasa sexi (колбасный цех). «Реформа сразу легла на бок, — считает учительница литературы Вера Синицкая. — Оказалось, для школьной программы надо перевести множество книг на латинский алфавит… а где взять столько денег? Вот и получилось: старшие пишут на кириллице, студенты — на латинице, и друг друга они не понимают».

Пройдясь по Ташкенту, я заметил, что начала исчезать уличная реклама на русском языке — 3 месяца назад приняли закон, запрещающий такие «биллборды». Правда, появились шикарные надписи вроде limonad optom и vkusni peroski, над которыми ржут жители столицы Узбекистана. К 2023 году республика должна окончательно перейти на латиницу, но в этом мало кто уверен. Тем не менее в Ташкенте многие узбеки общаются между собой по-русски: на русском языке меню в кафе, таблички на базаре, некоторые названия станций в метро.

Но так не везде. Я покупаю у девушки в маленьком магазинчике бутылку воды. «Беш минг сум» — говорит она мне, ибо как сказать по-русски «пять тысяч» не знает. В кишлаках на русском ответят разве что совсем пожилые люди.

«Брат, так правильно»

На площади Дружбы Народов мне показывают памятник кузнецу Шоахмаду Шамахмудову: во время Великой Отечественной он взял в семью 15 (!) эвакуированных детей-сирот – русских, евреев, молдаван, украинцев, белорусов. В 2008 скульптуры демонтировали: вернули на место лишь спустя 10 лет.

«При прежнем лидере Каримове Великую Отечественную замалчивали, — объясняет бизнесмен Руслан Мухаммедов. — У меня дед умер, так не разрешили его портрет с медалями на процессии нести. 9 мая было выходным, но не как День Победы — переименовали в День памяти и почестей. При новом президенте Мирзиёёве всё иначе, у него другое отношение к войне, его двоюродный дядя воевал, получил звание Героя Советского Союза».

Я прохожу сквозь мемориал Парк Победы, открытый в Ташкенте в прошлом году, — звучат песни военных лет, воздвигнуты монументы советским воинам, воссозданы сцены битв с танками и самолётами. Согласитесь, это знаковая вещь: особенно на фоне, пока в других республиках экс-СССР беззастенчиво рушат памятники воинской славы.

«Брат, так правильно, — говорит мне милиционер из охраны парка. — У моего деда два брата на войне погибли… наш народ, узбеки, помогли собаку Гитлера убить. Этим, брат, гордиться надо!». 2 миллиона жителей Узбекистана в 1941-1945 гг. призвали на фронт, 588 тысяч не вернулись домой. Прежде молодёжь о таком не оповещали, но за последние 5 лет ситуация изменилась: громче звучат голоса, что Узбекистан внёс вклад в поражение фашизма, и это почётно.

«Мы жили при коммунизме»

«Каримов был жёсткий мужик, и некоторые по нему скучают, — считает владелец чайханы в Ташкенте Тахир Урманов, говоря о первом президенте, правившем страной с 1991 по 2016 год. — Типа, порядок был. Анекдот боялись рассказать. Сейчас власть спокойно критикуют, такого страха нет. Люблю ли я его? Дайте подумать. СССР рухнул, всем вокруг стало хреново. Он не допустил войны, как в Таджикистане, памятники ему из золота не ставили, как Ниязову в Туркмении, и не было революций, как в Киргизии. Крови большой избежали, хаоса. Исламистов он сразу на корню душил».

В республике были построены «конвейеры» совместной сборки автомобилей с корейцами (помните рекламу «я узбеков люблю…они зимой заводятся хорошо»?), выжил (хоть и с трудом, в другом виде, и не в полном объёме) Ташкентский механический завод, в прошлом производивший самолёты АН-12 и ИЛ-76. Но далеко не все согласны с подобным мнением. «Нам рассказывают про успехи после СССР, — усмехается хозяин фирмы такси Мирзо Элдоров. — И почему тогда 5 миллионов узбеков уехали мыть посуду в России и Турции, а переводы от мигрантов составляют $6 миллиардов (10 % ВВП!)? В Узбекистане средняя зарплата 14 500 рублей в месяц, безработица страшная, вот люди и сваливают».

…Днём в дешёвой чайхане Ташкента я пью чай с людьми, приехавшими в столицу на заработки. «Э, послушайте, — смеётся 58-летняя уборщица Саида из Термеза. — «Нам Хрущёв обещал, что мы станем жить при коммунизме. У меня в Термезе 30 лет назад были горячая вода, отопление, газ, электричество… а сейчас газ отключили, света часами нет, воду не всегда дают… ох, да мы уже жили при коммунизме, просто не знали этого!».

Я иду по станции метро «Дружба народов», и вижу пустые «глазницы» на стенах, откуда вытащили гербы республик Советского Союза, а ничего нового взамен не вставили. Тем не менее в 2018 г. станции вернули прежнее, советское название: в республике переосмысливают факты, что при СССР жилось не так уж плохо. Посему нынешний Узбекистан не стоит сравнивать с Прибалтикой, Украиной или Грузией. «Брат, идеология дело такое, — разводит руками торговец Ахмад на рынке Чорсу. — Кэпээсэс-мэпээсэс. Но мне нравилось, что мы были советские люди, и пофиг — узбек, грузин, русский. Я приезжал в Москву без паспортного контроля и таможни, и относились ко мне тепло, а не как к гастарбайтеру. Вот по этому я и скучаю, брат. Понимаешь?». Да, брат. Конечно.

Главное на сегодня