+
Реклама





28 Июля в 13:10ria.ru

«Нас прогнули под Запад». Преподаватели вузов России бьют тревогу

новости

«Публикуйся или умри» — так на Западе иронизируют по поводу того, что эффективность преподавателей исследовательских университетов определяется количеством их публикаций в научных журналах. Последние годы это активно внедряют и в России. Теперь на хорошем счету лишь те профессора и доценты, кто пробился в топовые англоязычные издания, остальным же приходится работать под угрозой увольнения. О том, как в погоне за рейтингами и финансированием ведущие вузы страны заискивают перед частными зарубежными журналами:

Имидж — все, наука — ничто
«В советское время научные исследования в высшей школе были вторичной задачей. От преподавателя требовалось в первую очередь учить студентов. Если же он хотел защитить диссертацию, дорасти до профессора, то, конечно, занимался наукой, публиковал статьи», — рассказывает социолог Денис Подвойский.
В западных университетах, напротив, научная деятельность считается основной. Во второй половине XX века там внедрили библиометрию — подсчет эффективности ученого на основании числа публикаций и ссылок на них из других научных статей.

«В 2000-х библиометрия проникла к нам. На вузы стали выделять больше денег, университетский менеджмент, распределяющий средства и не сильно понимающий, как проводятся реальные исследования, стал на нее ориентироваться. Для преподавателей это все оказалось жуткой головной болью», — продолжает эксперт.

Понадобились статьи в серьезных научных журналах, входящих в международные базы данных Web of Science и Scopus. Первая принадлежит коммерческой компании Clarivate Analytics (дочке корпорации Thomson Reuters), вторая — Elsevier. Они индексируют названия журналов, статей и абстракты на английском языке, списки литературы.

На основе этих данных и составляют рейтинги успешных журналов, авторов.

Самый известный рейтинг — от Web of Science. Рейтинг на основе Scopus — SCImago Journal & Country Rank. Чем больше статьи из журнала цитируют, то есть чем выше импакт-фактор, тем весомее журнал в глазах научного сообщества.

«Рейтинг учебных заведений, членство в диссертационных советах, гранты — все завязано на показатели Web of Science и Scopus. Во многих вузах публикации в этих базах данных обязательны», — поясняет Вардан Багдасарян, профессор кафедры государственной политики факультета политологии МГУ.
Обеспечивает показатели профессорско-преподавательский состав.

«Преподавательские должности — выборные, — добавляет Подвойский. — Соискатели подают документы, кадровая комиссия проводит конкурс. Раньше контракт заключали на пять лет. Сейчас это большая редкость, в основном — на год-два. Число публикаций оговорено в контракте. Если статей нет, могут не переизбрать».

Под чужую дудку
Евгения преподает гуманитарную дисциплину в одном из московских университетов. Просит не называть фамилию и место работы. Боится потерять место. Дело в том, что у нее до недавнего времени не было ни одной публикации в иностранном научном журнале. А это повод для прекращения контракта.

«Похоже, у нас пытаются скопировать американскую систему сегрегации преподавателей, где есть постоянные позиции — tenure, их получают единицы, и разные временные должности. Но в России, в отличие от США, не настолько развит этот рынок. Если потерять контракт, найти работу будет сложно. Совмещение тоже проблематично», — рассказывает Евгения.

По ее словам, в вузе каждый год утверждают внутренние «белые» и «черные» списки журналов, разбивают на квартили (ранжируют). Чем в более топовом журнале публикация, тем ценнее.

Главное на сегодня