+
Реклама


опубликовано в 08:15 от tsargrad.tv

«Нашла уже мёртвого»: Мать режиссёра «Брата» рассказала неизвестные подробности о смерти сына

Мать Алексея Балабанова — режиссёра, снявшего четверть века назад фильм"Брат", рассказала неизвестные подробности о том, как на самом деле умер её сын. Оказалось, в тот роковой момент он был один. Жена "нашла его уже мёртвого".

В этом году четверть века исполняется фильму «Брат», который до сих пор расходится на цитаты, а Сергей Бодров, который исполнил главную роль в картине, покорил вершину отечественного киноолимпа. Режиссёр фильма Алексей Балабанов до юбилейной даты не дожил девять лет — умер 18 мая 2013 года, тяжело пережив трагедию со съёмочной группой Бодрова, которая пропала Кармадонском ущелье, попав под лавину.

«Невские новости» встретились с матерью режиссёра Ингой Александровной Балабановой. Она рассказала неизвестные ранее подробности и о смерти сына, и о том, каким страшным ударом для неё оказалась потеря единственного ребенка.

Последние полтора месяца своей жизни Алексей Балабанов жил с супругой в санатории в Сестрорецке. Туда же привёз и мать, поселил в соседнем домике. А после её отправили на операцию по удалению нерва в Военно-медицинскую академию в Санкт-Петербурге. Больше живым своего сына женщина не видела. О смерти Алексея узнала из новостей по телевизору.

«Вдруг показывают прямо по центральному телевидению, что умер режиссёр Алексей Балабанов! Я так закричала, заплакала… — вспоминает Инга Александровна. — Потом рассказали, что это уже часа три как случилось, а мне просто боялись сообщить».

Оказалось, что режиссёр умер практически в одиночестве. Не только матери, но и супруги Нади в тот роковой день не оказалось рядом. Она, по словам матери Алексея, накануне в городской квартире ночевала. Днём 18 мая муж позвонил ей, сказав, что не очень хорошо себя чувствует. Надя рванула в Сестрорецк, но не успела.

«Нашла его… Уже мёртвого, — рассказала мать режиссёра. — Сидя за столом над очередным сценарием, он уронил голову на руки. Острая сердечная недостаточность».

Сейчас читают