07 Ноября в 14:42inosmi.ru

НАТО сдала Черное море России. Что дальше

новости

Господство России в Черном море представляет стратегическую угрозу, утверждает автор, и вместо демилитаризации региона призывает увеличить военное присутствие США и НАТО. Это, по его мнению, сдержит «агрессию Кремля и сбережет свободу международных вод».

Визиты министра обороны Ллойда Остина в страны бывшего советского блока на прошлой неделе напомнили нам, что даже на фоне повышенной напряженности в Тайваньском проливе и акценте на Китай в национальной военной стратегии нельзя забывать про реваншизм Владимира Путина и российское насилие против соседей по Черноморскому региону. После сухопутной войны в Грузии 2008 года и захвата украинского Крыма в 2014 году бывшим советским республикам с прозападной ориентацией приходится справляться с кризисом практически самостоятельно с минимальной поддержкой. Массовая мобилизация России вдоль восточной границы Украины этой весной доказала, что возможности сдерживания будущей агрессии в регионе ограничены. Заявление министра обороны Остина в поддержку Украины, соглашение о совместных учениях с Грузией и переговоры с Румынией должны сопровождаться ощутимым соперничеством с Россией в Черном море.

Российские ракеты «Бастион» и «Калибр» — в том числе усовершенствованные противокорабельные и сухопутные варианты большой дальности — обеспечивают Москве изрядную ударную мощь. Развернув эту систему в оккупированном Крыму и на кораблях Черноморского флота, Россия могла бы применить в Черном море ту же тактику ограничения и воспрещения доступа и маневра (A2AD), что Китай — в Южно-Китайском. Кроме того, российские самолеты постоянно бросают вызов союзническому присутствию — последний раз это случилось 19 октября, когда американские бомбардировщики в международном воздушном пространстве сопровождал Су-30. Уже стало общепринятой нормой, что военные корабли США и НАТО в Черном море сопровождают российские военные корабли и ударная авиация.

Командиры правильно делают, что проявляют сдержанность в потенциально опасных ситуациях, когда тактический просчет чреват стратегическими последствиями. Однако провокационные действия России вызывают озабоченность. Старший морской офицер Европейского театра военных действий адмирал Роберт Бёрк (Robert Burke) заявил этим летом, что «не допустит, чтобы его командиры первыми получили удар в челюсть», поэтому были предприняты шаги, чтобы лучше отреагировать в кризисной ситуации. На смену четырем американским эсминцам с противокорабельными ракетами на базе в Роте приходят корабли, оснащенные новейшим комплектом боевой системы AEGIS — наиболее эффективные платформы для операций в Черном море. В июне военный корабль британских Королевских ВМС «Дефендер» продемонстрировал решимость наших союзников перед лицом сопровождавшей его российской авиации — возможно, даже сбросившей на его пути некие предметы.

Но главное, пожалуй, — это что сентябрьская встреча президента Байдена с президентом Украины Владимиром Зеленским и визиты госсекретаря Остина наглядно продемонстрировали нашу приверженность региону. Однако для укрепления этой позиции предстоит сделать больше.

Демонстрация высокотехнологичных вооружений и оперативной совместимости превращает простое присутствие в надежное средство сдерживания. Тоннаж военных кораблей той или иной страны в Черном море в отдельно взятый момент ограничивает Конвенция Монтрё, однако группа стран-единомышленниц может сообща собрать значительную силу и преодолеть это ограничение, как продемонстрировали учения «Морской бриз». Прошлым летом многонациональные американо-украинские учения состоялись в 21-й раз по расширенной программе за счет десантных операций и учений с боевыми стрельбами.

Единый сигнал в поддержку свободы в Черном море могут послать и первое и второе постоянное оперативное соединение ВМС НАТО (SNMG) на ротационной основе под объединенным руководством всего североатлантического союза. Однако, чтобы придать убедительности их присутствию, необходим дальнейший рост. «Грозный щит», многонациональные учения на Североевропейском театре военных действий, завершились перехватом движущейся баллистической цели под руководством Голландии и США. Демонстрация передовых возможностей совместно с союзниками и партнерами в Черном море будет наилучшим образом противостоять участившимся испытательным стрельбам с территории Крыма — Россия требует под них неоправданно большие операционные районы и прикрывается ими в оправдание своих нападок на суда в международных водах.

Более радикальный способ сформировать боевое пространство на Черном море — это наличие крылатых ракет береговой обороны (CDCM), чья дальность и количество бросят вызов российскому господству. Румыния — преданный член НАТО, чей вклад в коллективную оборону превышает установленный минимум. В ней размещаются более 1 000 военнослужащих США, а также находится единственный действующий объект сухопутной системы Aegis Ashore, обеспечивающий прикрытие Европы от баллистических ракет. Это образцовое для альянса поведение, несомненно, продиктовано памятью Румынии о советской диктатуре и прямой угрозой ее доступу к мировому океану, которую представляет собой российская агрессия в Черном море.

В мае Румыния укрепила свои позиции, взяв на себя обязательство приобрести ракету Naval Strike Missile. К 2024 году, когда она будет введена в строй, эта система береговой обороны, безусловно, усложнит расчеты Путина в Черном море. Однако сама по себе она едва ли может считаться адекватным противовесом ракетам, размещенным в Крыму. США и НАТО должны предоставить Румынии, Болгарии и Турции дополнительные возможности, чтобы Черноморский флот России вошел в перекрытие зон поражения крылатых ракет береговой обороны.

Расширение России на запад и угроза союзникам по НАТО в ближайшем будущем маловероятны, но резко усилить сдерживание при необходимости не удастся. Военное пространство на Черном море по сути сдано России. Ее господство представляет собой стратегическую угрозу союзницам по НАТО Румынии и Болгарии, и уже привело к утрате территорий и человеческим жертвам на прозападной Украине и в Грузии. Значимое присутствие США и НАТО — в том числе демонстрация высокотехнологичных вооружений и крылатых ракет береговой обороны, способных угрожать ВМФ России, — сдержит непрекращающуюся агрессию и сбережет свободу международных вод Черного моря.

Брайан Харрингтон — научный сотрудник по вопросам национальной безопасности Гуверовского института Стэнфордского университета и старший лейтенант-коммандер ВМС США

Главное на сегодня