+
Реклама





28 Апреля в 15:48rueconomics.ru

Норвежский СПГ не явился на дуэль с российским газом

новости

Проблемы норвежского СПГ-завода не влияют на объемы российского газового экспорта, отметил в разговоре с ФБА «Экономика сегодня» заместитель генерального директора Института национальной энергетики Александр Фролов.

У Норвегии продолжаются проблемы с СПГ-заводом

Норвежская госкомпания Equinor сообщила, что ремонт СПГ-завода Hammerfest продлевается до 31 марта 2022 года. Осенью прошлого года на объекте произошел пожар, а восстановление оказалось отложенным из-за пандемии COVID-19 в Норвегии.

Основная проблема связана с электрокабелями, которые идут от СПГ-завода к электростанции: всего нужно поменять 180 км сетей. Это привело к тому, что компания «НОВАТЭК» поставила танкер с СПГ, чтобы обеспечить сырьем данную электростанцию.

СПГ-завод Hammerfest был построен в 2007 году на берегу Баренцева моря для работы с газом с месторождения Snohvit. Ежегодно на Hammerfest по подводному газопроводу может поступать до 7,6 млрд кубов газа, что эквивалентно 6% норвежского экспорта.

Есть мнение, что это усилит позиции российского и американского СПГ в ЕС, однако экспорт сырья из США зависит от конъюнктуры, а что касается России, то у нашей страны нет мощностей для того, чтобы увеличить поставки СПГ. «Ямал-СПГ» работает сегодня на полную мощность, а что касается «Арктик СПГ-2», то завод вступит в строй через несколько лет, сегодня его готовность равна 40%.

В 2020 году норвежские поставки газа в ЕС упали на 6,3% и составили 119,2 млрд кубов газа. Норвежцы заняли второе место среди поставщиков газа в ЕС после «Газпрома», их позиции сильны, но возможностей для увеличения добычи у Осло практически нет.

Для разработки новых месторождений норвежцам придется уходить дальше в море, а это требует огромных инвестиций. Целью Норвегии является не увеличение добычи, а поддержание ее на соответствующем уровне, из-за этого норвежский экспорт газа расти не будет.

Конкуренция РФ и Норвегии условна

«Если бы Норвегия вдруг взяла и перестала поставлять в ЕС 120 млрд кубов, то часть данных объемов взяла бы на себя Россия. Но конкуренция на газовом рынке неоднородна: нельзя сказать, что объемы СПГ конкурируют с трубопроводным газом», — констатирует Фролов.

Такая конкуренция возможна на локальных рынках, но поставщики СПГ борются за рынок друг с другом. Связано это с моделью потребления СПГ, который отличается от трубопроводного газа, пусть и по физико-химическим свойствам это одно сырье.

«Что касается присутствия норвежского СПГ на рынке ЕС, то он конкурирует с продукцией НОВАТЭКа, занимающей то второе, то третье место по европейским поставкам. Норвегия, как и по трубопроводному газу, проигрывает РФ конкуренцию», — резюмирует Фролов.

Несмотря на отдаленное расположение, норвежцы поставляют основную массу газа в ЕС трубопроводным путем, а не в форме СПГ. Рынки у нас с Осло разные, поэтому российский и норвежский газ спокойно уживаются в европейском энергобалансе.

«Объемы продаж газа в ЕС зависят в первую очередь от спроса: он всегда стоит на первом месте. Иными словами – если мы говорим, что некий завод не выходит из ремонта, то данный факт не говорит ни о чем», — заключает Фролов.

По 2020 году видно, что ситуация тогда отличалась от 2019 года, когда сформировался кризис на газовом рынке ЕС. В первой половине 2020 года кризис продолжился, а во второй половине закончился, причем ценовые котировки резко пошли вверх.

«В рамках таких перепадов один завод оказывает мало влияния на европейский газовый рынок. 2021 год является продолжением второй половины 2020 года в том смысле, что рынки восстанавливаются и начинается дальнейшее развитие. Газ сегодня активно используется в электрогенерации ЕС, из-за чего спрос на континенте находится на высоком уровне», — констатирует Фролов.

Ситуация в ЕС зависит от газовых хранилищ

Судьба газового рынка ЕС зависит от того, насколько активно европейцы продолжат заполнять газовые хранилища в летний период. Сегодня котировки на рынке значительно выше прогнозных, и это увеличит общий объем закупок СПГ.

«Это следствие большого спроса в ЕС, который последовал за нетипично холодными температурами, оказывающими гораздо большее влияние на поставки тех или иных игроков, чем отдельных норвежских заводов», — резюмирует Фролов.

Если бы СПГ-завод Hammerfest работал, какие-то объемы поставок газа в ЕС он бы на себя забрал, но большого влияния эти 7 млрд кубов газа не возымели бы, даже если бы в полном объеме были поставлены на европейский рынок, а не, например, в Азию.

«Европейцам придется выполнить сложную задачу: закачать газа больше стандартных объемов летней закачки. Из-за морозов февраля-марта в ПХГ образовался такой большой дефицит, что придется серьезно потратиться», — заключает Фролов.

Однако непонятно, как здесь поможет СПГ. Самые большие ПХГ в ЕС расположены в ФРГ и Австрии рядом с магистральными газопроводами, которые тянут сырье из России. Очевидно, что поставлять туда СПГ никто не будет.

Высокая стоимость СПГ на рынке мотивирует европейские компании обратиться к услугам «Газпрома», чье предложение дешевле. Именно это, а не проблемы с норвежским СПГ-заводом Hammerfest, толкает европейцев в сторону российского газа.

Главное на сегодня