опубликовано: 07.05.2019 в 19:30 от rueconomics.ru

Новое российское оружие сделало безболезненным разрыв связей ОПК РФ и Украины

Россия действительно смогла компенсировать те потери, которые понес российский оборонно-промышленный комплекс по причине разрыва торгово-экономических связей с Украиной – считает доцент кафедры экономической безопасности РАНХиГС Павел Грибов.

На Украине признали успехи России

Дело в том, что бывший украинский министр экономики Виктор Суслов заявил, что Россия создала несколько отраслей оборонного производства по причине того, что Москвой в 2014 было полностью прекращено военно-технической сотрудничество с Киевом.

Суслов отметил, что прекращение поставки вертолетных двигателей и силовых установок для боевых кораблей из Запорожья и Николаева должно было погубить в России целые сектора производства военной продукции, но на практике все вышло совсем не так.

Россия сумела компенсировать эти потери, наладить нужное производство у себя в стране, а в случае отсутствия каких-то компонентов – закупить их на мировом рынке. Так что, конечной ценой разрыва связей с Украиной для России стал сдвиг итоговых сроков сдачи продукции.

«Кооперация с Украиной в военно-техническом плане происходила на базе тех компонентов, которые были разработаны еще в советские годы, поэтому нельзя говорить о том, что украинские технологии были секретом для России. Просто это следствие советского периода, когда двигатели для вертолетов делали в Запорожье, а готовая продукция собиралась уже в нашей стране», — констатирует Грибов.

То же самое и с силовыми установками для кораблей определенных классов и космической и ракетной отраслью, где ряд компонентов также производился на Украине, но здесь убытки меньше, поскольку Москва в этой стратегической сфере успела хорошо подготовиться.

Таким образом, в этом вопросе речь идет не о зависимости технологических компетенций, а о зависимости производственных мощностей, когда на Украине проще, удобней и, главное, гораздо дешевле производить определенные агрегаты для российской военной техники.

«Можно еще вспомнить самолет Ил-76, как сложную производственную цепочку в рамках советского ВПК, который собирался на Ташкентском авиационном заводе, т.е. за пределами России с использованием украинских компонентов, хотя разрабатывало его московское КБ «Ильюшина». Так что, здесь была очень сложная взаимосвязь, которая продолжает и сегодня играть определенную роль», — резюмирует Грибов.

По словам Павла Геннадьевича, советский ВПК представлял собой огромную систему взаимосвязи, распространившуюся на многие республики СССР, поэтому неудивительно, что предприятия сохранили свое взаимодействие и после распада союзного государства.

«В качестве примера можно назвать КБ «Южмаш» в Днепропетровске, где были разработаны многие решения в области отечественной ракетной техники, а также производилась часть важнейших компонентов. Соответственно, до 2014 года вся эта схема работала, как по накатанной, причем это было связано с тем, что данные предприятия не занимались разработкой новой продукции», — заключает Грибов.

У России нет и не было технологической зависимости от Украины

На 1991 год советский ОПК имел огромный потенциал, из-за чего многие модели, которые были разработаны при СССР, остаются эффективными и сегодня. Именно это и определяло тот огромный объем сотрудничества, который был между предприятиями России и Украины.

Соответственно, технологическая революция в российском ОПК значительно снизила масштаб этой проблемы, поскольку все новое оружие России разрабатывалось без задействования украинских предприятий.

«Естественно, события 2014 года и разрыв связей с Украиной поставили вопрос о необходимости самообеспечения России и развития нашего ОПК в новых условиях, ведь, как не говори, а потери в компонентной базе вышли у нас значительными», — констатирует Грибов.

По этой причине в России стало производиться большинство компонентов, которые раньше выпускались украинскими предприятиями, хотя здесь имеют место и определенные трудности. Можно вспомнить сложный трехсторонний контракт по обмену продукции с участием «Мотор Сич», а также то обстоятельство, что если брать военные корабли, то на ситуацию с двигателями наложились санкции.

Например, у России были контракты на этот счет с Германией, которые были ликвидированы после того, как Евросоюз летом 2014 года ввел свои секторальные санкции. По этой причине проблема разрыва связей с Украиной на этом фоне является частностью.

«Чтобы решить все эти проблемы, нужны годы. Все это не происходит в одночасье. Да, за пять лет мы смогли решить многие проблемы, но все равно – трудности здесь остаются, и их еще предстоит окончательно купировать в будущем», — заключает Грибов.

Здесь нет проблем с технологиями – те же вертолетные двигатели разрабатывались КБ «Климова» в Санкт-Петербурге, вследствие чего, основной вопрос заключается в производственных мощностях, а также в квалифицированных кадрах. Именно из-за этого Россия и сотрудничала с Украиной, поскольку средства, которые нужно было потратить на этот вопрос, мы вкладывали в совершенно другие вещи.

«Большинство украинских компонентов мы смогли быстро заменить в России, хотя здесь есть и особенные случаи – это в первую очередь производство корабельных турбин, что стало на сегодня стратегическим вопросом для российского ОПК», — резюмирует Грибов.

Другой вопрос, что все эти вопросы для России решаемы, а вот то, что Украина лишилась рынка сбыта для своей технологической продукции – это факт, причем заменить нашу страну украинцы совершенно точно не смогут, что отлично видно по их экономической динамике.

Основная проблема для России в том, что мы лишились украинских производственных мощностей, наличие которых позитивно сказывалось на экономическом развитии нашей страны – ведь теперь Москве нужно разворачивать новые производства и искать новые кадры.