Новый авторазвод! Показал пальцем — лишился прав: как российских водителей обвиняют в ДТП, которых они не совершали


Тимур Суров приехал отдохнуть в парк Царицыно, но не нашел парковку и уехал домой. Через неделю раздался телефонный звонок. Сотрудник ГИБДД сообщил молодому человеку, что на парковке у входа в парк он совершил ДТП.

«В протоколе было сказано, что я не проявил особой внимательности при вождении, и поэтому въехал в другую машину, и решил скрыться»

Со слов некой свидетельницы, Тимур за рулем своего Lexus повредил правую часть припаркованной у парка Toyota. Раздался «металлический скрежет». Молодой человек вышел из авто, осмотрелся и уехал.

«Мы не совершали ДТП, мы не участвовали, мы не могли наехать, не заметить и уехать»! — восклицает Тимур Суров. — У инспектора было другое мнение на этот счет».

На четырех фотографиях, сделанных «бдительной» гражданкой, запечатлен сам Тимур и якобы поврежденное им авто. Показаний свидетельницы ГИБДД хватило, чтобы составить протокол и отправить дело в суд. Владельца поврежденной машины на месте не оказалось. Что произошло, он не видел.  

«В одном месте повреждение на уровне 54 см от земли, на другом автомобиле 80 см от земли. Это несопоставимые вещи, — прокомментировал корреспонденту ФАН ход исследования контакта автомобилей в ГИБДД адвокат, руководитель юридического отдела «Общества защиты прав автомобилистов» Равиль Ахметжанов.

Процесс осмотра автомобилей сняли на мобильный телефон.  

«А я откуда знаю, я трасолог? — говорит присутствующим сотрудник полиции, пытаясь восстановить картину гипотетического столкновения. — Я же вижу, что эти повреждения совпадают с этими. Тут все есть, все видно».

Кто-то из участников разбирательства попытался возразить, что «нижняя часть бампера выступает сантиметра на три дальше». Однако полицейский был непреклонен. «Мне спорить с вами неинтересно. Разгоняем машины», — ответил он.

На вопрос корреспондента ФАН о том, просил ли Тимур Суров провести независимую экспертизу, молодой человек ответил: «В экспертизе нам отказывали. Во всех».

Студент МГИМО надеялся, что сможет оправдаться в суде, но и там с обвиняемым церемониться не стали. В экспертизе было отказано повторно. Вердикт — лишение на год водительских прав.

«Разбираться никто не хочет. Экспертизы какие бы то ни было практически не приводятся. Факты не исследуются. Сотрудники полиции делают вывод, что разберется судья. Судья делает вывод, что разобрались сотрудники полиции», — констатирует Равиль Ахметжанов.

Самого Тимура Сурова такое решение повергло в шок.

«Я всегда верил, что не закон защищает людей, это люди защищают закон. Мы их придумывали для того, чтобы они работали таким образом. Если это происходит иначе, то он просто не работает», — говорит москвич корреспонденту ФАН.  

Адвокат молодого человека подал апелляцию, но Московский городской суд оставил решение в силе. Равиль Ахметжанов считает, что из-за отсутствия нужного количества штатных экспертов-трасологов в ГИБДД такие «липовые дела» поставлены на поток.

«ГИБДД фактически не работают. Они зафиксировали наличие повреждений, а взаимодействие транспортных средств практически не устанавливают. Просто есть чье-то заявление, мы просто оформили, все. Вот эта простота хуже воровства. Она работает на руку мошенникам. Мошенники сейчас имеют все основания, все возможности для того, чтобы злоупотреблять работоспособностью как правоохранительных органов, так и суда», — заявил он.   

Родители Тимура не сомневаются: свидетельница сама совершила ДТП и решила воспользоваться небрежностью полиции.

«Девушка сама каким-то образом, будучи на машине, повредила машину потерпевшего, и, чтобы отвести от себя подозрения, сделала фотографии первого попавшегося автомобиля, — считает мать Тимура Сурова Инга Окружная.

По данным МВД, с начала года в России произошло 18 с лишним тысяч ДТП со сбежавшими водителями. В 40 % из них, как в случае с Тимуром, аварии просто не было, утверждают юристы. Это значит, за год как минимум 7 тысяч россиян наказаны судом без подтверждения факта ДТП.

«За этот год через меня, например, прошло пять таких материалов, — признался Равиль Ахметжанов.

Эксперт-техник из Московской области Сергей Панин описал ситуацию на примере статистики в ГИБДД городе Пушкино.

«600 ДТП со скрытием. Из них только 8 с потерпевшими. Менее двух процентов – это чуть-чуть ударился и скрылся. Представьте, вот эти оставшиеся 98 %, 500 с лишним человек будут лишены! — говорит он корреспонденту ФАН. — Карать нужно те 2 %, которые скрылись и причинили вред здоровью, а не эти 98 %, которые просто съехали с места ДТП».

Юристы предупреждают: жертвой клеветы может стать любой. Достаточно показать пальцем на человека — и он в ловушке, из которой выбраться очень трудно. Согласно ГПК РФ, судья должен мотивировать, каким образом одно доказательство соотносится с другим. Но, по словам, Равиля Ахметжанова, такие параллели проводятся очень редко.

«Судья сделал свои выводы, человек имеет право данный вывод обжаловать в вышестоящий суд. Но, если вышестоящий суд подойдет к своей работе точно так же, то получится, что человек остался без правосудия, и вполне реально, что в такой ситуации дойдет до Верховного суда и ничего не изменится. Это реальная жизнь!» — говорит адвокат.

Шить дела белыми нитками помогают пробелы в законодательстве. По закону транспортно-трасологическая экспертиза при ДТП назначается в случае необходимости, которую в ГИБДД и в судах, как правило, не видят из-за ограниченных сроков рассмотрения таких дел.

«Суды пытаются уложиться в эти три месяца, дабы привлечь лицо к административной ответственности. Если выходят они за рамки трех месяцев, то лицо будет признано виновным, но привлечь его уже никто не может», — объясняет Сергей Панарин.

По мнению эксперта-техника, из статьи 26.4 КоАП РФ нужно исключить формулировку «в случаях необходимости назначения экспертизы».

«То есть, чтобы не суд сам рассматривал, необходимо или нет, а по желанию стороны, как есть, допустим, в Гражданском кодексе, — рассуждает Сергей Панарин. — Если мы с вами заявляем ходатайство о назначении экспертизы, то хотелось бы, чтобы это ходатайство было удовлетворено. Тогда, может быть, что-то будет двигаться, потому что нас, тем самым, лишают права доказывания нашей невиновности».

В подобных ситуациях эксперты советуют обращаться к юристу и проводить независимую экспертизу еще на этапе осмотра машины. Обойдется она примерно в 10 тысяч рублей, зато в ближайшее время ходить пешком, возможно, не придется. Главное, чтобы сотрудник ГИБДД вписал исследование в протокол. В противном случае его могут отклонить.   

«Мы говорим о том, могло ли контактировать данное транспортное средство с этим в заявленном событии, или нет. То есть мы такой вывод в категоричной форме делаем», — объясняет Сергей Панарин. — В кабинете ГИБДД появляется представитель в пиджаке, или хотя бы со знанием дела. Он поясняет лицу: «Секундочку…». И определенные нормы закона приводит. Меняется все, как правило. А когда вы говорите о тех же нормах законодательства, почему-то это все растворяется: «Сидите, вы уже все сказали».  

Зафиксированные в протоколе результаты экспертизы — такое же доказательство, как показания свидетеля и сам протокол. Если контакт автомобилей не доказан, шансы на успех возрастают, но в любом случае оценку материалам дела будет давать суд.

Ваше любимое видео:

Подождите, Ваше любимое видео загружается...