опубликовано: 20.08.2019 в 09:22 от riafan.ru

Переговоры Путина с Макроном приоткрыли надежду без иллюзий. Колонка Евгения Беня

Вечером 19 августа президент России Владимир Путин и президент Франции Эммануэль Макрон провели более чем трехчасовые переговоры в Форте Бергансон на побережье Прованса. Перед встречей они ответили на ряд вопросов журналистов. Притом Путин отметил добротный уровень развития двусторонних отношений между Францией и Россией.

На переговорах обсуждались ситуации в Сирии, Ливии, иранская ядерная сделка, вероятная встреча в «нормандском формате» для урегулирования конфронтации на Украине, а также пожары в Сибири. В связи с сирийским урегулированием Путин обратил внимание на то, что на данный момент боевики контролируют до 90% зоны деэскалации в провинции Идлиб. Макрон в свою очередь подчеркнул необходимость немедленного прекращения огня в Идлибе в соответствии с договоренностями, достигнутыми в Сочи 17 сентября 2018 года.

Кроме того, перед встречей с Макроном российский президент впервые прокомментировал протестные акции в Москве. Путин высказался о том, что не допущенные кандидаты могут решать эту проблему законно – через суды, а акции протестов должны проходить в соответствии с законодательством РФ.

Официально никаких заявлений для прессы по итогам встречи не планировалось, но Макрон записал на своей странице в Twitter: «Я убежден, что будущее России полностью европейское. Мы верим в Европу от Лиссабона до Владивостока».

Макрон сделал запись также и поводу пожаров в Сибири, связав их с угрозой изменения климата: «Россия прямо столкнулась с разрушительными последствиями изменения климата. Я рад ее решению [начать] ратификацию Парижского соглашения по климату. Это сильный символический жест, мы должны следовать этому пути».

Специально для Федерального агентства новостей ситуацию комментирует международный эксперт, публицист Евгений Бень.

Довольно симптоматичен акцент на Парижском соглашении по климату, после встречи сделанный Эммануэлем Макроном. Именно оно наряду с рядом других позиций является для Евросоюза яблоком раздора с президентом США Дональдом Трампом, который настойчиво определяет проблему глобального потепления как всемирную фикцию. Другие разногласия Франции и Германии с США, ныне перечеркивающие возможность зоны свободной торговли, – по регламентированию крупных международных цифровых компаний, расширению доступа на американский рынок госзакупок, сохранению запрета на импорт из США генетически модифицированных организмов, по регулированию рынков американских финансовых услуг.

В этих условиях 41-летний президент Франции делает ставку на свое лидерство в Евросоюзе, которая, с одной стороны, способствует сближению с ФРГ, с другой, временами приводит к выявлению с ней конкурентных противоречий. Эммануэль Макрон подошел к этой встрече с Путиным с некоторыми потерями на европейском поле. Он явно надеялся на более уверенное выступление своего блока на майских выборах в Европарламент, ждал большей динамики в реализации проекта общеевропейской армии, с коим президент Франции перехватил инициативу у Германии. Довелось ему пережить и внутренние потрясения – волнения «желтых жилетов». Словом, Макрон пытается на сложном российском направлении найти новые аргументы для реализации амбиций международного лидерства, имея в виду, прежде всего, такие прямые точки соприкосновения двух государств, как «нормандский формат» и сирийское урегулирование.

Нельзя пройти мимо того факта, что в конце июня на G20 в Осаке (Япония) Макрон моментально откликнулся на приглашение от Путина приехать на празднование 75-летия победы в Москве. Что касается президента России Владимира Путина, то переговоры с Эммануэлем Макроном совпали для него с рубежной датой – 20-летием ответственности за происходящее в России и с ней, а главным открытием эпохи Путина, думается, стало отчетливое понимание того, что без независимого мощного и в необходимой мере жесткого международного позиционирования российского государства оно неминуемо обречено превращаться в уязвимый для всех угроз перекресток.

Определенная важность прошедшей встречи в том, что она состоялась на фоне изжитых обеими сторонами иллюзорных представлений, но в попытке найти общие точки отсчета для смягчения мировой напряженности, априори обоюдно не поступившись так трудно вырабатываемыми своими взглядами и подходами к вопросам мировой геополитики. Не случайно накануне переговоров Путина с Макроном французский экономист Жак Сапир отметил в беседе с РИА Новости, что встреча президентов дает надежду на возобновление плодотворного диалога, но тешить себя ложными надеждами не стоит. Однако, когда отбрасываются ложные надежды, высвобождается место для реальной коррекции обстоятельств. 

Сейчас читают