+
Реклама
18 Мая в 12:57tsargrad.tv

Плакал весь полк. Самоотверженный подвиг и страшная смерть медсестры Константиновой

новости

Сегодня речь пойдёт о героической девушке, старшине медицинской службы Ксении Константиновой. Спасая раненых, она одна приняла неравный бой с фашистами и убила около 30 немецких солдат и офицеров. Немцы ей этого не простили.

Поступила, как подсказало сердце

Ксения Константинова родилась 8 апреля 1925 года в селе Сухая Лубна Липецкой области, в семье учителя. Она росла ответственной и помогала родителям по дому и с младшими братьями. Как вспоминал отец Ксении, с раннего детства она стремилась научиться читать и писать. Из школы всегда приносила пятерки. Девочка неоднократно проявляла смелость и твёрдость характера. Однажды она спасла соседского мальчишку от нападения бродячих собак. Встав на его защиту, она сама не заметила, как оказалась в окружении разозлённых четвероногих. Её покусали, но самое главное, мальчишка был спасён. Так и много лет спустя, на фронте, она вставала на защиту тех, кто в этом нуждался.

В 15 лет, в 1940 году Ксения поступила в Липецкую фельдшерско-акушерскую школу, в которой проучилась до 1942 года. Она мечтала стать врачом и обязательно бы достигла намеченной цели, но война внесла свои коррективы. В 1941 году, когда немецкая армия приближалась к её родному Липецку, Ксения решила пойти добровольцем на фронт. Она знала, что на передовой очень нуждаются в медицинской помощи. Ряды санитаров требовали срочного пополнения. Но её не взяли из-за слишком юного возраста. Все последующие попытки тоже были безуспешными. И только лишь в 1943 году, накануне совершеннолетия, в военкомате ей ответили положительно. Как ни плакала мама Арина Семёновна, как ни уговаривал отец Семён Григорьевич ещё немного подождать с военной службой, на решение Ксении уже мало кто мог повлиять. Вот как она сама объяснила в письме маме своё стремление пойти на фронт:

Мама, я не могу смотреть спокойно на всё происходящее, когда ненавистные фашисты топчут нашу родную землю. Прости, мамочка, я сделала то, что мне подсказало сердце.

Весной 1943 года Ксения Константинова была зачислена санинструктором в 3-й батальон 730-го стрелкового полка 204-й стрелковой дивизии. Летом того же года она оказалась на Курской дуге, без оглядки на усталость выносила раненых с поля боя. Однополчане удивлялись, как такой худенькой и хрупкой девчонке удаётся таскать на себе тяжёлых мужиков. Старшина батальона Зирденко в одном из боёв получил ранение обеих ног. Ксения мигом приползла на помощь. Одна она дотащила его до своих, несмотря на то, что Зирденко весил более 100 кг.

Она писала трепетные и полные нежности письма домой. В конце всегда добавляла, что не вернётся до тех пор, пока останется хоть одна фашистская гадина на родной земле.

В одном из боёв Ксения получила осколочное ранение и её направили в госпиталь в Тулу. Родители надеялись, что их дочь отвоевала и её непременно комиссуют. Но Ксения продолжала рваться на фронт. «Как же они там без меня? – постоянно она говорила врачу. – Ведь их же никто не вытащит с поля боя, что, они так и будут там лежать до нашей победы?» Всем стало ясно, что долго находиться на больничной койке старшина медицинской службы Ксения Константинова не может.

Папа, на Курско-Белгородской дуге меня контузило и исцарапало осколками снаряда, – писала она родным с фронта. – Получила благодарность и представлена к награде… Папа, посбросала все бинты я со своего тела, спешу на фронт – добивать фашистов.

Смерть была страшной

Осенью 1943 года часть, где служила Ксения, вела бои в Смоленской области. В конце сентября батальон сражался у деревни Узгорки за участок шоссейной дороги Смоленск-Витебск. 1 октября наши солдаты выбили фашистов из Узгорок, после чего получили приказ двигаться дальше, но встал вопрос, что делать с ранеными. Кто-то должен был остаться и организовать их перемещение в госпиталь. Фельдшер санбата был убит, выполнить задачу предстояло старшине медицинской службы Константиновой. Как позже вспоминал жених и однополчанин Ксении Валентин Лазоренко, она очень не хотела оставаться, так как привыкла всегда быть на передовой. На прощание она обняла своего возлюбленного и сказала: «Прощай, у меня такое предчувствие, что я тебя больше не увижу. Береги себя».

Против Ксении, по некоторым данным, сражалось около ста гитлеровских солдат. Фото: Scherl/ Globallookpress

Против Ксении, по некоторым данным, сражалось около ста гитлеровских солдат. Фото: Scherl/ Globallookpress

Ксения пешком отправилась в медсанбат, а оттуда вернулась за тяжелоранеными уже с повозкой. Бойцы ждали её в лощинке. Ксения вместе с ездовым стала грузить истекающих кровью солдат. Как только повозка с первой партией раненых тронулась с места, откуда ни возьмись показался отступающий отряд гитлеровцев. По некоторым данным, их численность составляла около ста человек. Ксения лишь успела крикнуть ездовому: «Гони! Я их задержу». Самое главное для неё в тот момент было отвлечь внимание немцев от раненых. У неё был один автомат и связка гранат. Она знала, что скорее всего, бой проиграет. Но также она понимала, что другого выхода у неё нет. Бросить оружие, оставшихся раненых, податься в бега и подставить уже отправившихся в госпиталь солдат она не могла.

Гитлеровцы открыли огонь. Она продолжала отстреливаться, даже получив ранение. Когда патроны закончились, она кинула в немцев связку гранат. Как следует из документов, она уничтожила около 30 немецких солдат и офицеров. Её схватили в бессознательном состоянии. Что было дальше, родителям Ксении рассказал в письме командир 730-го стрелкового полка А. Р. Губаревич.

«Когда её схватили немецкие фашисты, они всячески пытали Ксению, добивались сведений о наших войсках. Но наша дорогая Ксения не выдала ни одним словом сведения врагу. Она приняла мучительную смерть, но свято выполнила верность воинской присяге. Озверевшие немецкие головорезы избивали Ксению, кололи штыками, но она была верна своей Родине… не выдала военной тайны» (из письма командира 730-го стрелкового полка А. Р. Губаревича родителям Ксении Константиновой).

Валентин Лазоренко, жених и сослуживец Ксении Константиновой, долго не мог прийти в себя от увиденного.

Перед нами предстала страшная картина казни нашего санинструктора, моей любимой девушки. Смерть Ксении была страшной,– вспоминал он.

Старшина медицинской службы 18-летняя Ксения Константинова погибла героически. Её изувеченное тело нашли на следующий день после боя, 2 октября. Фашисты отрезали ей нос, грудь, выкололи глаза и прибили колом к земле. Рядом валялись тела убитых Ксенией немцев. Узнав о страшной участи своей медсестры, плакал весь полк. Бойцы поклялись отомстить. Они настигли отступающих извергов и уничтожили их.

Ксению похоронили 8 октября 1943 года в деревне Распопы Руднянского района Смоленской области. 4 июня 1944 года за образцовое выполнение заданий командования и проявленные мужество и героизм в боях с немецко-фашистскими захватчиками старшине медицинской службы Константиновой Ксении Семёновне посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза.

Её именем названа площадь в Липецке. На здании бывшей фельдшерско-акушерской школы в городе Липецке в память о Ксении установлена мемориальная плита. В 2015 году её именем назвали смоленский базовый медицинский колледж. 6 мая того же года в Рудне, в Смоленской области, открыли мемориал, в память о подвиге старшины медицинской службы Ксении Константиновой.