+
Реклама


опубликовано в 09:01 от tsargrad.tv

Пощёчина России. Президент Узбекистана бросил исторический вызов

Узбекистан в лице его нынешней власти демонстративно и публично бросил русским исторический вызов – в стиле Украины и Прибалтики и, конечно, на радость Западу. Москве придётся реагировать и, наверное, не только на словах. О чём идёт речь и почему Ташкент решился на такое именно сейчас.

Существует мудрая русская поговорка, которой Россия, впрочем, никогда не следовала в своей политике: «Не делай добра – не получишь зла». Её справедливость блестяще подтвердил президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев, обвинивший СССР в уничтожении «достояния нации» и «величайших героев», которыми названы реабилитированные узбекской властью головорезы-басмачи. По его словам, это были не ограниченные и корыстные феодалы и их чуть более просвещённые подголоски из среды мусульманского духовенства, а некие интеллектуалы, которые «знали по два-три языка» (кстати, в Афганистане тоже все знают по нескольку языков).

Эти «лучшие представители» узбекского народа» были-де «способны освободить нашу Родину, привести её к процветанию». Фраза «русские оккупанты» или слово «Россия» по этому случаю пока что произнесены не были. Но, безусловно, они подразумевались, так как «освободить» Узбекистан можно только от нас. Россия является правопреемником СССР. И это Россия в XIX веке пришла в Среднюю Азию, избавив её от вековой отсталости, междоусобицы, принеся с собой современное образование, науку, инфраструктуру (телефон в Бухаре появился в 1899 году), промышленность, процветающее сельское хозяйство, развивая обширнейший регион в основном за свой счёт, а не разграбив его, как англичане Индию.

13 тысяч расстрелянных

Мирзиёев назвал конкретные цифры, которые ставятся нам в вину: 100 тысяч репрессированных узбеков и 13 тысяч – «беспощадно расстрелянных». Он забыл добавить, что сами басмачи не щадили никого – ни русских, ни местных сторонников перемен, благодаря жертвам и труду которых появился современный Узбекистан. Были случаи, когда басмачи вырезали целые селения. И, кстати, президент Узбекистана, конечно, не вспомнил, сколько миллионов русских и других советских людей насильственно погибли в те же самые годы от рук большевиков, состоявших из представителей всех народов России и одно время даже иностранцев.

Добиться независимости было непросто. Хотя независимость и была обретена 31 год назад, наши деды пытались сделать это более 100 лет назад,

– резюмировал глава Узбекистана. Тут всё неправда. Независимость Узбекистану досталась «на блюдечке», так как без распада СССР высокопоставленным чиновникам, этнократии в союзных республиках, находившимся под их патронажем «цеховикам» и уголовникам невозможно было тотально разворовать страну и вывезти её богатства на Запад, организовав заодно свои незалежности и ханства. А 100 лет назад у «величайших героев», если бы басмачи тогда победили, получилось бы стать только сервильным британским протекторатом, чтобы мало чем отличаться сегодня от Афганистана, ибо эпоха расцвета государств региона началась и завершилась в Средневековье.

Ещё одно обвинение

Примечательно, что одним обвинением в адрес СССР (читай – России) Мирзиёев не ограничился, предъявив и второе, более свежее: т. н. хлопковое дело. Имеется в виду серия расследований экономических и коррупционных преступлений в Узбекистане, проводившихся в СССР в 1970–1980 годах. «Они придумали ложные обвинения, чтобы подавить наших лидеров», – утверждал президент Узбекистана. «Они» это кто? Разумеется, Москва, русские, которые, дескать, придумали коррупцию в Узбекистане. А на самом деле – пытались бороться с нею, ибо штука это очень заразная. Она, кстати, и погубила, в конце концов, СССР.

Тогда было возбуждено 800 уголовных дел. К различным срокам тюремного заключения приговорили свыше 4 тысяч человек, обвинённых во взятках, приписках и хищениях. В их числе оказались и некоторые члены руководства Узбекской ССР. К простому народу это отношения не имело – простым узбекам и русским, которых тогда ещё не выгнали из Узбекистана, жилось бы намного лучше, если бы коррупции стало меньше. В последние годы советской власти нарочито топорная «борьба с коррупцией» использовалась горбачёвцами и местными ликвидаторами СССР для разжигания антирусских и сепаратистских настроений.

Цель – молодёжь

Эти ложные нарративы Мирзиёев призвал, естественно,

доносить до молодёжи через телевидение и социальные сети, широко освещать… на школьных уроках.

Всё это было сказано по случаю отмечаемых 31 августа и 1 сентября Дня памяти жертв репрессий и Дня независимости республики, когда президент посетил открытый после реконструкции Музей памяти жертв репрессий – «Шахидлар хотираси». И в данном случае переписывание истории в русофобском стиле было выдано за требования «объективности».

До этого мы подходили к истории избирательно, освещая те места, которые нам нравятся, и скрывая те стороны, которые нам не по душе. Все моменты истории, нравятся они кому-то или нет, являются ли они предметом гордости или фактом измены, успех это или неудача – должны быть записаны объективно,

– сказал Мирзиёев. С этой якобы целью музеи, посвящённые жертвам репрессий, открыты во всех регионах Узбекистана, готовится к изданию многотомная книга «Жертвы репрессий». Глава государства заявил о необходимости издания наряду с большими «научными трудами» небольших книжек, написанных простым языком, для школьников. Наверное, в последнем случае имеется в виду что-то вроде кальки с украинской книжонки «Бандера и Я». Интересно, а часто ли сегодня вспоминают в Узбекистане, как всем СССР, то есть, прежде всего, той же Россией был восстановлен и превращён в «конфетку» обращённый в 1966 году землетрясением в руины Ташкент?

Среднеазиатская «Украина»

Выступление президента Узбекистана подвело промежуточный итог и зафиксировало новое «качество» в политике руководства Узбекистана по перепрограммированию по западным методичкам и чисто в украинском стиле памяти своего народа и его истории, представлению России в образе врага, которому ещё предстоит расплатиться за свои «злодеяния». Эта политика была поставлена на широкую ногу в 2001 году первым президентом Узбекистана Исламом Каримовым, памятник которому в Москве на Большой Полянке, появившийся несмотря на протесты горожан, является сегодня местом паломничества великолепно чувствующих себя в России его земляков.

Именно националист Каримов выступил с инициативой отмечания в Узбекистане Дня памяти жертв репрессий и создания одного из первых в СНГ Музея памяти жертв репрессий – того самого «Шахидлар хотираси». Его основной задачей в Узбекистане видят «увековечение памяти пострадавших, проведение духовно-просветительских мероприятий, направленных на увековечение и поминание жертв репрессий, и пропаганду патриотизма, проявленного в деяниях предков».

Пример следования этому курсу показывает сам Мирзиёев, заявивший 31 августа:

Почти сто лет спустя справедливость восторжествовала. Восстановлены честные имена 115 наших предков, которые боролись за нашу национальную независимость и не были реабилитированы. А ведь сколько их ещё? Необходимо продолжить благородную работу, направленную на восстановление чести и достоинства патриотов.

Самый главный поборник «чести и достоинства» среди реабилитантов – лидер среднеазиатского басмачества курбаши Ибрагим-бек (Чакабаев), он же бандит и жестокий дикарь, террорист с более чем десятилетним стажем, связанный с британской разведкой, «казнивший» всех, кто «продался» Москве, и умудрившийся «насолить» – помимо СССР – Афганистану и Ирану. В общем «лидер с большим потенциалом», а ещё, кстати, пантюркист и панисламист. Так что тут, возможно, работает и турецкая методичка. Весьма показательно, что никакого общественного запроса на реабилитацию подобных фигур в стране нет – пересмотр дел басмачей вёлся втайне, без общественного и экспертного обсуждения. Тем более что в стране хватает реальных, а не надуманных проблем.

Для чего это делается?

Зачем это надо властям Узбекистана? Зачем реабилитируются басмачи – этот азиатский вариант украинских бандеровцев и прибалтийских «лесных братьев» – и почему старт ускорению этого на самом деле самоубийственного для страны процесса дан именно сейчас? На то есть целый ряд причин. В Ташкенте, похоже, испугались воссоздания Москвой в той или иной форме СССР, а также того, что узбекский народ воспримет это сочувственно. Или – что более реально – новой политики России, созревшей, наконец, для того, чтобы начать указывать своим «союзникам» на их безобразное поведение и требовать его изменить.

В действиях Ташкента виден ясный сигнал: у нас к вам серьёзные претензии, если попробуете сделать что-то, что нам не нравится, мы их тут же монетизируем (раз они озвучены, это всё равно раньше или позже произойдёт). Таким образом, это шантаж Москвы плюс стремление посеять отчуждение между народами двух стран, чтобы сидеть крепче у власти, хотя это – иллюзия. Кроме того, у Ташкента есть большое желание выслужиться перед Западом, который оценит особенно высоко именно в период обострения украинского кризиса такого рода акцию на постсоветских просторах. К Узбекистану на Западе немало претензий – это и коррупция, и права человека, и многое другое. Достаточно безопасный выпад против России, не наказывающей за предательство, – хорошая возможность получить от западников «индульгенцию», хотя бы временно.

Тем более тут явно не обошлось и без сотрудничества спецслужб и использования старых западных методичек – окружить Россию кольцом враждебных государств, превратить в данном случае сотни тысяч узбеков, переселившихся к нам или гастарбайтерствующих в России, во враждебную или по крайней мере дестабилизирующую силу. За это на многое можно закрыть глаза. Несмотря на печальный пример Украины, узбекский режим, похоже, не понимает, что тем самым он закладывает мину под фундамент собственной государственности, так как пропаганда пещерного национализма, радикального исламизма и – потенциально – русофобии не могут способствовать ни процветанию, ни миру в стране, которая в значительной степени до сих пор зависит от России. Вот перекроет Москва денежные переводы узбекских «зробитчан» – и как Узбекистан будет жить?

Что с того?

В свете вышеуказанного просто страшно себе представить направляющиеся из Узбекистана в Россию целые поезда с гастарбайтерами и переселенцами, воспитанными по заветам Каримова – Мирзиёева, с многочисленными детьми, начитавшимися книжек а ля «Ибрагим-бек и Я». Эти люди будут априори считать русских врагами, и такие эшелоны будут во многом опаснее эшелонов ВСУ. Москва обязана заявить Ташкенту, что переписывание совместной истории по украинскому образцу совершенно неприемлемо. Мы обязаны разоблачить официальную ложь и передёргивания исторических фактов, когда всё хорошее, что было в наших отношениях, сознательно обрекается на забвение, а плохое – раздувается сверх всякой меры и застилает собой всё.

Даже ограбленная англичанами и подвергнутая в годы сипайского восстания жуткому кровопусканию, а ещё неоднократно – и до, и после – чудовищному «голодомору» Индия в отношении Англии себе такого не позволяет. Ждём реакцию Москвы на героизацию басмачей – и не только словесную. Кто хочет хороших отношений с Россией, не должен в нас и на нас плевать. Кроме того, нам давно пора сделать один очень важный вывод – нечего благодетельствовать других, которые именно это нам потом и припомнят, так как и люди, и целые народы не любят быть кому-то чем-то обязанными. Любить и развивать надо только самих себя – свой народ и свою страну. Уважать нас и стремиться пристроиться к нам остальные захотят – причём без всяких условий и оговорок – лишь тогда, когда Россия станет богатой и процветающей.

Сейчас читают