опубликовано: 16.08.2019 в 08:08 от tsargrad.tv

Повышение пенсионного возраста — это продуманная провокация, шоу для публики — экономист

Экономист Михаил Хазин полагает, что повышение пенсионного возраста — это продуманная провокация, шоу для публики, необходимое, чтобы вызвать раздражение людей. Комментарий Хазин дал по следам бурного обсуждения 4-дневной рабочей недели. Мол, если работать всего 4 дня, то зачем вы повышали пенсионный возраст?

Политолог Руслан Осташко разжёг спор о 4-дневной рабочей неделе, уточнив: а зачем тогда повышали пенсионный возраст, раз теперь оказывается, что много работать и не надо? Возникают всё новые тезисы — например, есть мнение, что при сокращении рабочей недели упадут и эти выплаты каждому из жителей России. О проблеме Царьград продолжает говорить с экспертами. В том числе высказался экономист Михаил Хазин.

Наш собеседник полагает, что с точки зрения здравого смысла, 4-дневная рабочая неделя — это «тяжёлый бред». Нужно не выходных добавлять, а сокращать продолжительность рабочего дня и, как раз-таки, давать людям возможность уходить на пенсию раньше. Тогда появится возможность развиваться, в том числе расти творчески. Хазин вообще склоняется к мнению, что пенсионная реформа с повышением планки выхода на пенсию — это «продуманное шоу, которое должно было вызвать раздражение».

«Вы поймите, это же идиотизм — повышать пенсионный возраст, в условиях безработицы. Это же клинический идиотизм. То есть это означает, что это была спецоперация по введению людей в состояние сильного раздражения», — размышляет Хазин.

Эксперт считает, что «никакого экономического смысла в пенсионной реформе нет», и мы наблюдали и наблюдаем за провокацией.

«Пенсионная реформа — это не дело ради блага. Это же известная совершенно история. Ну, смотрите. Все мы знаем, что в Пенсионном фонде деньги на пенсии разворовываются. А бюджетные деньги выводятся за границу. То есть если мы решаем увеличить пенсионный возраст, то можно из бюджета на пенсии уменьшить, значит, можно больше денег направлять на Запад, на поддержание ликвидности долларовой системы. Вот в такой логике я могу понять правительство, которое предложило пенсионную реформу. Другой логики я не вижу».