+
Реклама


опубликовано в 15:02 от tsargrad.tv

Президент Казахстана хочет в отставку? Россия может ему помочь

Текущие события в Казахстане могут закончиться для Касым-Жомарта Токаева очень грустно. Прекращение работы Каспийского трубопроводного консорциума сократит доходы бюджета республики, который пока позволяет сдерживать цены и гасить протестные настроения в обществе. И на этот раз Россия уже не будет спасать этого странного президента.

Возможно, вы, дорогой читатель, не знали, но любимый анекдот президента Казахстана:

В музее классической живописи стоит мужик и мочится в угол. К нему подходит интеллигент, стучит пальчиком по спине и говорит: «Простите великодушно, вы не подскажете, где находится зал XVIII века?». Тот поворачивается и говорит: «Да ссы здесь!»

Собственно, на этом можно было бы и заканчивать рассказ об очередном казахском «елбасы», это отлично показывает уровень этого человека. В степи оно, конечно, не важно, где ты гадишь, но мама наверняка ему в детстве запрещала вести себя по-свински у себя дома, гадить друзьям, которые тебя спасли, предавать товарищей. Но у Токаевых вырос непослушный сын. Как говорится, а ещё очки надел.

Токаев начал это меньше месяца назад на ПМЭФ, аккурат после майского не широко афишируемого визита Тони Блэра в Казахстан, которого еще Назарбаев лет десять назад нанял в качестве экономического консультанта. Бывшего премьера Великобритании с лицом мистера Бина, которого давно обвиняли в монетизации своих политических связей, а в мае он решил захватить еще и инструкции «другу Касыму», кои тот исправно принялся выполнять. Уж лучше бы слушал маму, чем друга Тони.

С такими партнёрами и конкурентов не надо

Странное поведение Касыма ещё с начала СВО вызывало вопросы у России, главный из которых: какого лешего мы прогоняем казахскую нефть через свою территорию в Румынию, а затем на Украину? Именно это топливо потом льётся в американскую и английскую технику, которая убивает наших пацанов. Вопрос Царьграда разделило руководство России, прикрыв накануне Каспийский трубопроводный консорциум, формально для устранения экологических нарушений, а по сути, задавшись тем же вопросом: какого лешего?

В этом консорциуме у России («Транснефть») всего 24 процента, у казахов («КазМунайГаз») – 19, а остальные – у «западных партнёров». Тех самых партнёров, которые нас за людей не считают. Приостановка КТК стала неожиданностью для Токаева, вызвав у него извечный свидомый вопрос «а нас-то за шо», и довольно плотно сократила доходную часть казахского бюджета. Кроме сокращения бюджета Казахстана, приостановка работы трубопровода лишает смысла участие «западных партнёров» в разработке казахских месторождений Тенгиз, Карачаганак и Кашаган.

Пока у Chevron и ExxonMobil не возникло вопросов «шо мы тут делаем», Токаев 7 июля дал публичное поручение «КазМунайГазу» проработать Транскаспийский маршрут для экспорта казахской нефти с участием тех же Chevron и ExxonMobil. Касым пошел ва-банк. Скорее всего, друг Тони сделал ему предложение, от которого Токаев не смог отказаться, но нас это не должно интересовать.

Сейчас читают