+
Реклама


опубликовано в 15:04 от tsargrad.tv

Придётся добивать пушками: Норвежский NASAMS может изменить ход СВО

Отечественные эксперты нередко пренебрежительно отзываются о западном оружии и тех решениях, что принимают НАТО и США. Между тем наш враг давно готовился к войне с Россией и потому понимает наши сильные и слабые стороны не хуже нашего руководства.

Соединённые Штаты включили в очередной пакет помощи Украине зенитно-ракетные комплексы NASAMS. В России в основном на слуху американские комплексы Patriot и – с недавнего времени – американские же HIMARS, четвёрка которых также прибыла на Украину в июне. А вот про NASAMS известно мало. Кроме того, небольшой объём поставки – всего две батареи – создаёт ощущение, что никакого существенного значения их прибытие на Украину иметь не будет.

На самом деле впечатление это крайне ошибочное. Эти комплексы станут большой занозой не только для ВКС России, но и для всех войск, участвующих в спецоперации.

NASAMS – оружие для сетецентрических войн

До сих пор основной объём поставок Киеву оружия составляли системы советского производства, а также переносные зенитно-ракетные и противотанковые комплексы. Западные союзники передавали украинцам либо оружие индивидуального использования, либо хорошо знакомое и освоенное ВСУ.

NASAMS – это оружие принципиально другого уровня. Эти комплексы создавались европейцами для себя и под свою концепцию сетецентрической войны. Их появление на поле боя является ещё одним, и весьма большим шагом в сторону прямой войны между Россией и НАТО.

Аббревиатура NASAMS расшифровывается как «Норвежский передовой ракетный комплекс класса земля-воздух» (Norwegian Advanced Surface to Air Missile System). Создавался он норвежской оборонной компанией Kongsberg Defence & Aerospace и американским гигантом Raytheon.

Как уже отмечалось, европейцы делали систему с учётом собственной специфики. В отличие от советской концепции ПВО (унаследованной Россией), делающей ставку на наземные зенитно-ракетные комплексы (ЗРК), западный подход ставит во главу угла мощную истребительную авиацию. С учётом этого обстоятельства норвежские и американские конструкторы создавали наземную платформу, позволяющую вести огонь с земли ракетами, которые в норме используются самолётами.

Батарея NASAMS может комплектоваться как мобильными, так и стационарными модулями. Фото: Сайт производителя систем NASAMS компании Kongsberg Defence & Aerospace / kongsberg.com

Сам комплекс является довольно молодым: разработка первого поколения NASAMS стартовала в начале 90-х, уже после того как западные специалисты пришли к пониманию сути сетецентрических войн. Это понимание отражено в архитектуре комплекса: пусковые установки и радар отделены от пунктов управления. Благодаря этому операторы NASAMS могут работать по воздушным целям, не опасаясь ответных ударов.

Даже если противник засечёт, откуда произведён пуск ракеты или удачно применит противорадарные боеприпасы – в худшем случае будет уничтожена только часть «железа». Специалисты, управляющие системой, останутся в целости и сохранности и, в зависимости от ситуации, покинут опасный район или же активируют резервные радары и пусковые установки и продолжат бой. Именно благодаря такому дизайну комплекс имеет огромную боевую устойчивость и в англоязычных источниках определяется как «распределённый».

Живучесть системы увеличивается благодаря тому, что все модули монтируются на машины повышенной проходимости, что позволяет им быстро менять позиции, а обмен информацией внутри системы боевого управления осуществляется как по радиоканалу, так и по полевому кабелю. При использовании последнего – ни нарушить передачу данных от командного пункта к пусковым установкам с помощью РЭБ, ни обнаружить элементы комплекса средствами радиоэлектронной разведки в принципе невозможно.

Хорошо видно, что установки не нуждаются в людях для произведения выстрела. Это значит, что при их поражении ответным огнём никто из персонала не будет убит. Фото: Сайт производителя систем NASAMS, компании Kongsberg Defence & Aerospace / kongsberg.com

Комплекс имеет не только радары, но и оптико-электронную станцию слежения, что также позволяет ему ждать цель, не выдавая своего присутствия. Как и многие другие системы НАТО, NASAMS может получать внешнее целеуказание от самолётов AWACS, кораблей и наземных радаров.

К настоящему времени создано три поколения системы. Первое введено в эксплуатацию в 1998-м и в качестве основного боеприпаса имеет авиационную ракету средней дальности AIM-120 AMRAAM. Второе поколение пошло в войска в 2006-м; ключевое его отличие от предшественника – улучшенная система управления и увеличенное число пусковых установок, а также размещение всех элементов на машинах повышенной проходимости.

В 2019 году был представлен NASAMS-3, имеющий расширенную номенклатуру ракет. Эти комплексы могут запускать ракеты малой дальности с инфракрасными головками наведения AIM-9 Sidewinder и IRIS-T SLS, а также ракеты увеличенной дальности AMRAAM-ER.

Две батареи – это мало?

Пентагон сообщает о намерении передать Киеву две батареи NASAMS; украинские СМИ заявляют о трёх. На первый взгляд – что одна, что другая цифра выглядят несерьёзно, особенно с учётом того, что Украина – второе по размерам государство Европы, а боевые действия ведутся на фронте протяжённостью более 2500 км.

Однако, чтобы правильно понять значение события, нужно вначале оценить контекст, в котором оно происходит. Иными словами, надо сначала понять, в каком положении находятся ВСУ и ВКС России, и лишь после этого судить о значении, которое будет иметь поставка на фронт норвежских комплексов.

До начала нашей военной операции ВСУ имели более 50 дивизионов ПВО, значительная часть которых была укомплектована С-300 и «Буками». За четыре месяца войны часть этих комплексов была уничтожена. Наши ВКС медленно, но верно «выносят» противовоздушный щит противника. Почему медленно? Во-первых, потому, что у Киева действительно было много таких систем: одних только С-300 украинцы получили в наследство от Советского Союза 250 штук. Во-вторых, сыграла свою роль и тактика украинских ПВО, которые просто отказались от защиты критически важных объектов в тылу и вместо объектовой обороны рассредоточились и затаились в ожидании возможностей стрелять по русским самолётам.

Ставка на засады обрекла украинские тылы на беспощадное избиение нашими ракетами (что мы, собственно, наблюдаем систематически в отчётах Минобороны), но сковала силы ВКС в полосе тактической обороны врага и на его коммуникациях. Наша авиация вынуждена действовать с огромной осторожностью, применяя либо дальнобойное ракетное оружие, либо тактику низковысотных прорывов, что также опасно из-за огромного числа переданных Украине ПЗРК.

Фактически украинская сторона пожертвовала стратегическим тылом ради спасения от бомбовых ударов войск на линии фронта.

Несмотря на это, противовоздушный щит Украины постепенно стачивается. Один за другим С-300 и «Буки» выбиваются. Кроме того, украинцы оперируют довольно старой техникой, так что и поломок у неё должно быть много, а ремонтировать советские системы, производство которых за пределами России не ведётся уже 30 лет, – задача весьма нетривиальная.

И вот в этих условиях американцы передают Киеву две батареи NASAMS (скорее всего, в варианте NASAMS-2). Каждая из них имеет восемь радаров, оптико-электронную станцию обнаружения целей и 12 пусковых установок. В каждой пусковой установке шесть ракет. Суммарно ВСУ получают 144 ракеты. Если допустить, что их эффективность составит всего 20% (в реальности этот показатель, скорее всего, окажется выше), это значит, что переданные украинцам батареи могут уничтожить 29 наших самолётов. Это огромные потери, на которые наше командование, разумеется, не пойдёт.

По сути, передача ВСУ NASAMS является типичным примером асимметричного ответа: решения, которым одна сторона с минимальными для себя затратами нейтрализует серьёзные усилия другой. Передав украинцам всего две зенитные батареи, американцы обнулили многомесячные усилия наших лётчиков и ракетчиков по ликвидации украинской ПВО, вернув армию России в ту точку, откуда она начинала 24 февраля.

* Высказанные в статье предположения и выводы являются личным мнением автора и могут не совпадать с мнением редакции и позицией эксперта, суждения которого отражают исключительно и только его собственные ответы на заданные вопросы.

Сейчас читают