опубликовано: 18.02.2020 в 12:14 от rueconomics.ru

Псевдоисторическими нападками на Россию в Польше подчеркнули изъяны собственной истории

+

Современная польская политика по Великой Отечественной войне носит политизированный характер, считает заведующий Сектором региональных проблем отдела европейских исследований ИМЭМО РАН Константин Воронов.

Польша будирует исторические вопросы

Посол РФ в Польше Сергей Андреев заявил, что польские власти усилили свою кампанию по фальсификации истории в преддверии 75-й годовщины Победы СССР и Красной Армии в Великой Отечественной войне.

Андреев уверен, что чем ближе 9 мая, тем более будет нарастать эта кампания в Польше, но у России есть уверенность в своей правоте.

«В Польше сегодня сложилась уникальная ситуация, когда правящая партия  проводит политику десоветизации, связанную с уничтожением памятников и других напоминаний о Красной армии и о событиях Великой Отечественной войны. На этом фоне происходят разные непонятые прецеденты, которые являются следствием искусственно созданной в Польше информационной истерии», — констатирует Воронов.

Едва ли не самым вопиющим прецедентом стало отсутствие приглашения польскими властями России на празднование 75-й годовщины освобождения Освенцима Красной Армией.

«Еще не надо забывать про то, что часть европейцев, включая поляков считает, что Россия пытается своекорыстно использовать в свою пользу эти исторические события. И на основании этого они негативно воспринимают все российские заявления, действия и оценки. Таким образом, перед нами политизированная и искусственная ситуация», — заключает Воронов.

Настроения в Польше способствовали Холокосту

Польская позиция местами доходит до полного абсурда – например, в Польше договорились до того, что фактически возложили на Советский Союз ответственность за нацистскую программу Холокоста. Историческое мышление поляков всегда носило своеобразный характер, но по этому вопросу Варшава сумела переплюнуть все свои прошлые проявления.

Ведь если говорить на чистоту, то не просто так процент уничтоженного еврейского населения Польши в 1939-45 годах доходит до 99. Это является следствием того, что немцам активно помогали институты бывшего польского государства, а большая часть польских организаций не считала геноцид еврейского населения своей проблемой. Этот вопрос был хорошо показан на пресс-конференции о роли Польши в Холокосте Медиагруппы «Патриот» и Федерального агентства новостей.

Доцент РГПУ им. Герцена Константин Плоткин считает роль польского государства в Холокосте сложным и противоречивым вопросом.

«Это сложный вопрос о связи Польши и Холокоста, поскольку польское государство прекратило свое существование в сентябре 1939 года. Территория довоенной Польши была разделена между Германией и СССР. Было польское правительство в эмиграции, которое сначала сбежало в Румынию, а оттуда в Лондон. После всего этого в Польше возникло движение сопротивления, которое ориентировалось на эмигрантское правительство. Это знаменитая Армия Крайова, которая не имела единой позиции по еврейскому вопросу. Там было значительное и влиятельное антисемитское крыло, которое считало, что Гитлер совершает много зла в Польше, но одно доброе дело все-таки делает», — резюмирует Плоткин.

Определенные силы Армии Крайова, как отмечает Константин Моисеевич, воспринимали позитивно тот факт, что благодаря преступлениям Гитлера и нацистов на территории Польши больше не останется евреев.

«Это была вполне официальная позиция. В Варшавском гетто в 1943 года вспыхнуло восстание отчаяния. Это было восстание за человеческое достоинство – умереть с оружием в руках, а не в газовой камере. Его организовали коммунисты, социалисты и сионисты, которым Юденрат передал власть над гетто, а возглавил его Мордехай Анилевич, покончивший с собой, чтобы не сдаваться немцам. Восставшие сражались целый месяц, а в живых осталось только несколько десятков человек, которые через канализацию ушли за пределы Варшавы и затем попали к партизанам. Так вот, никакой помощи восставшим со стороны польских организаций оказано не было. Чисто символически – несколько пистолетов. И это результат позиции националистического антисемитского крыла Армии Крайова, хотя было и другое. Были и праведники народов мира, была «Жегота» – структура в Армии Крайова по помощи евреям и прочие», — констатирует Плоткин.

К этому вопросу нельзя однозначно относиться, но главный польский политический мейнстрим тех лет игнорировал геноцид евреев.

Польское государство участвовало в Холокосте

Доцент кафедры истории славянских и балканских стран СПбГУ Владимир Василик заметил, что пусть и польского государства в период нацистской оккупации не существовало, но его компоненты продолжали работать и служить германскому правительству.

«Государство в Польше было уничтожено, как Сейм, министерства и прочее, но его структуры остались. Работали железные дороги, и на них работали поляки. Работала почта, работала и польская полиция, поскольку немцы брали на себя далеко не все. Даже если брать вооруженные силы, то из поляков формировались немецкие части. Польская полиция участвовала в арестах евреев, в их депортации и в перевозке в тот же концентрационный лагерь «Аушвиц», — заключает Васелик.

Крупнейший нацистский лагерь смерти имеет два названия «Освенцим» и «Аушвиц». Это польское и немецкое имена ближайшего к лагерю города, который сегодня насчитывает 40 тысяч жителей. Также немцами это место называлось концентрационным лагерем «Биркенау» и концентрационным лагерем «Аушвиц-Биркенау».

«В геноциде евреев участвовали польские железные дороги и работала целая система осведомителей. В общем, структуры Генерал-губернаторства, которые существовали во времена Польши и затем были инкорпорированы в немецкий государственный аппарат. Ведь понятно, что в одночасье всю территорию Генерал-губернаторства не заселить фолькс-дойче и не расставить везде своих людей. Поэтому объективно остатки польского государства участвовали в Холокосте», — резюмирует Васелик.

Политтехнолог Алексей Громский добавил, что польская экономика и промышленность давали Третьему Рейху в год товаров на 250 млн рейхсмарок, что эквивалентно стоимости 2500 тысяч танков «Тигр». Это очень много, учитывая, что немцы смогли построить за три года только 6 тысяч единиц этих сверхдорогих бронетанковых средств.

Все это демонстрирует, что роль Польши в событиях Второй мировой войны носит неоднозначный характер. Безусловно, разные группы польского общества преследовали и отстаивали во время нацистской оккупации различные цели и задачи, но если брать такой феномен, как Холокост, то здесь многие поляки сыграли неприятную роль. И на этом фоне современная пропагандистская линия польских властей по России выглядит как минимум нелепо, а то и подло и двулично.

Сейчас читают