опубликовано: 03.06.2019 в 18:33 от riafan.ru

Россия способна окончательно запереть Черное море на ракетный «замок»

Вопрос о перевооружении находящегося в Крыму берегового ракетного комплекса (БРК) «Утес» новыми ракетами находится на рассмотрении. Об этом в конце мая сообщил генеральный директор, генеральный конструктор АО «ВПК «НПО машиностроения» Александр Леонов.

Что представляет собой этот БРК и какие противокорабельные ракеты он может получить? На эти вопросы постарался ответить корреспондент Федерального агентства новостей.

Секретный «Лесхоз»

История крымского БРК «Утес» началась после окончания Великой Отечественной. Тогда советские войска береговой обороны приступили к перевооружению с артиллерийских систем на принципиально новые — ракетные. Дело это было новое, а потому не обходилось без казусов…

21 ноября 1952 года стартовавшая из-под крыла бомбардировщика Ту-4 ракета угодила в борт идущего по Феодосийскому заливу крейсера «Красный Кавказ». Вспышка! Старый крейсер разломился на две части и затонул. Несмотря на то, что «Кавказ» был кораблем-мишенью, случившееся вызвало среди свидетелей шок. 

Первыми пришли в себя флотские офицеры: «Вы же обещали, что «Кавказ» уцелеет! Где мы еще найдем такую ценную единицу?» — накинулись они на разработчиков ракеты. Те в ответ принялись утверждать, что сами не ожидали от своего детища такой убойности. Вдоволь накричавшись, специалисты все же решили, что испытания крылатой ракеты КС-1 «Комета» прошли более чем успешно. 

В 1954 году на основе «Кометы» началось создание первых советских противокорабельных береговых ракетных комплексов — мобильного С-2 «Сопка» и стационарного С-2 «Стрела». Так в СССР было положено начало формированию береговых ракетных войск. Одной из первых воинских частей, использующих это грозное оружие, стал 51-й отдельный береговой ракетный полк Черноморского флота.

Находящиеся сейчас на вооружении береговых войск ВМФ России новейшие подвижные БРК «Бал» с противокорабельными ракетами Х-35 и «Бастион-П» с «Ониксами» — потомки той самой «Сопки». Со «Стрелой» же все получилось еще любопытнее. Ее главными козырями должны были стать не только дальнобойность, но и высочайшая защищенность комплекса. Поэтому советские конструкторы решили спрятать ракеты этого БРК под землю. 

Летом 1955 года в 13 км юго-восточнее Балаклавы, там, где главная гряда Крымских гор с высоты 587 метров отвесным утесом мыса Айя обрывается в море, развернулось строительство секретного «Объекта 100». По расчетам создателей, «Сотка» должна была стопроцентно «выживать» даже в случае применения против нее ядерного оружия.

Во избежание разглашения места и назначения «Объекта 100» на картах его территория обозначалась невзрачным словом «Лесхоз»…

Неуязвимая цитадель

Продвигалось строительство крымской «Сотки» с большим трудом. Уже после начала работ выяснилось, что скальный массив, внутри которого должен был быть спрятан БРК «Стрела», представлял собой не единое целое, а отдельные глыбы породы, пустоты между которыми заполняли древесная пыль и глина. Во время разработки штолен неоднократно обнаруживались опасные провалы и фиксировались обрушения тысяч кубометров породы. 

Тем не менее, строительство «Объекта 100» осуществлялось в круглосуточном режиме и без остановок. Завалы и обрушения ликвидировались, провалы засыпались, над штольнями возводились толстые железобетонные перекрытия. 

Таким образом, за пару лет в скальном массиве были созданы обширные помещения для размещения личного состава и матчасти двух ракетных дивизионов. Снаружи остались лишь РЛС обнаружения и наведения. Четыре спаренные пусковые установки дивизионов на специальных стартовых столах гидравликой выдвигались на поверхность, чтобы после пуска немедленно уйти вниз на перезарядку. 

Комплекс имел полное инженерное обеспечение, дизельные электростанции, фильтровентиляционные установки, а также запасы ГСМ, воды и продовольствия, обеспечивавшие жизнедеятельность объекта при полной его герметизации после атомного удара. Подземная цитадель, контролирующая все морские подступы к Севастополю, считалась абсолютно неуязвимой.

Введенный в строй 30 августа 1957 года «Объект 100» непрерывно модернизировался. «Стрелу» на пусковых столах «сотки» сменил БРК «Утес» с ракетами П-35Б. В 1982 году «Утес» получил возможность использовать ракеты 3М44 «Прогресс», способные бить дальше, чем на 400 км. Плюс к этому, «Прогрессы» оснащались системой автоматического выбора целей, могли осуществлять селекцию без помощи оператора и имели заметно улучшенную помехозащищенность канала связи.

Увы, в 1996 году «Объект 100» достался Украине и подвергся разграблению. Казалось, на этом история отечественных береговых ракетных войск в Крыму закончилась.

Все изменили события Крымской весны. В начале марта 2014 года на полуострове развернулась подготовка к проведению референдума о статусе Крыма. В число мер, предпринятых Россией для обеспечения безопасности референдума, вошла переброска на крымский полуостров БРК «Бастион-П». 

«Бастион-П» из Крыма «накрыл» водную акваторию почти до турецких берегов, что заметно охладило желание ряда иностранных «партнеров» направлять свои военные корабли к берегам воссоединившегося с Россией полуострова. В Москве приняли к сведению эту удачную импровизацию и решили сформировать в Севастополе полноценную отдельную береговую бригаду ЧФ. 

Любопытно, что разместили эту бригаду на фондах упоминавшегося выше 51-го отдельного берегового ракетного полка. Так на смену советским пионерам-ракетчикам символично пришли ракетчики российские. Одни налаживали БРК первого поколения, другие освоили сверхсовременные «Бастионы». 

13 декабря 2014 года личному составу бригады заместителем командующего Черноморским флотом генерал-лейтенантом Юрием Петровым было торжественно вручено Боевое знамя.

В состав бригады, согласно открытым источникам, вошли дивизион «Бастионов» из Новороссийска и дивизион «Балов» Каспийской флотилии. Одновременно была проведена ревизия вернувшегося под юрисдикцию России «Объекта 100». Его состояние оказалось откровенно аховым. Когда в сентябре 2014-го российские специалисты сумели «реанимировать» один из двух «подземных» дивизионов БРК «Утес», это стало сенсацией. Легендарный «Объект 100» ожил и был зачислен в новую отдельную береговую ракетную бригаду ЧФ. 

Нет предела совершенству

Конечно, БРК «Утес» к этому моменту изрядно устарел. По этой причине «Объект 100» использовался после 2014 года, в основном, для пусков ПКР с инертной боевой частью. На них оттачивали свое мастерство расчеты корабельных ЗРК ЧФ. 

Тем не менее, «Утес» до сих пор способен отстреляться ракетами, несущими не только 560-килограммовую фугасную БЧ, но и, теоретически, даже 20-килотонную ядерную. Причем «жахнуть» этими «гостинцами» «Объект 100» может не только по надводным, но и по наземным целям. 

Ну, а чтобы никто в его боеспособности не сомневался, возрожденный БРК «Утес» сейчас осуществляет ракетные пуски с частотой, перекрывающей все советские нормативы. 

В конце 1980-х считалось нормой, если стационарный БРК за год выпускал две ПКР. Для сравнения, только в 2017 году «Утес» выпустил восемь ПКР. Доказательством тому — новенькие российские звезды в триколоре рядом с красными советскими на задних крышках пусковых установок. 

Расквартированная в Севастополе отдельная береговая ракетная бригада ЧФ может контролировать береговую черту протяженностью 600 км. Имеющиеся в части РЛС обнаружения воздушных и надводных целей «Монолит-Б» способны обнаруживать цели на дальности до 250 километров в пассивном режиме и до 450 км в активном режиме радиолокации. Ну, а то, что можно обнаружить, как нетрудно догадаться, можно и поразить. 

При этом уничтожить сам ракетный щит Крыма очень сложно. БРК «Утес» спрятан в подземной цитадели «Сотки», а «Балы» и «Бастионы-П» практически неуловимы. Мобильные ракетные комплексы имеют минимальные сроки развертывания и способны вести стрельбу по противнику на удалении 10—200 км от береговой черты. Если потребуется, они могут выпускать свои X-35 и «Ониксы» прямо из расположения части.

Казалось бы, все хорошо. Но нет предела совершенству. Поэтому, едва «оживив» БРК «Утес», российские военные стали задумываться о возможных путях дальнейшего усиления ракетного щита Крыма. 

Как мы уже говорили, сам «Утес», по современным меркам, считается устаревшим. ПКР для него уже давно не производятся, а те, что еще остались в арсеналах, вот-вот исчерпают свои сроки хранения. Таким образом, модернизация «Утеса» как такового невозможна. Зато возможно переоборудование «Объекта 100» под принципиально новый БРК. 

Но есть ли такой в распоряжении Министерства обороны РФ? Да, есть. Это разработанный ВПК «НПО машиностроения» «Бастион-С» — стационарный вариант БРК с шахтным размещением сверхзвуковых противокорабельных «Ониксов».

«Бастион» вместо «Утеса»

Наличие «Бастиона-С», в совокупности с сохранившейся заглубленной в скальный массив инфраструктурой «Объекта 100», теоретически позволяет Минобороны РФ развернуть юго-восточней Балаклавы новейший БРК, который как по степени защищенности, так и по своему боекомплекту на голову превзойдет БРК «Бастион-П». 

В общем, эта идея буквально витала в воздухе. Поэтому когда в начале 2015 года поползли слухи о возможном переоборудовании «Сотки» в севастопольский филиал военно-патриотического парка «Патриот», им не особенно поверили. Зато когда летом того же года СМИ опубликовали информацию о планах Минобороны до конца 2020 года развернуть в Крыму первый БРК «Бастион-С», эта новость особого удивления не вызвала. Более того, аналитики сразу указали, что наиболее подходящим местом для обустройства стартовых позиций «Бастиона-С» станет «Объект 100». 

Таким образом, опубликованная 28 мая 2019 года фраза Александра Леонова «Сейчас рассматривается вопрос о перспективном перевооружении комплекса («Утес». — Прим. ФАН) на новые образцы ракет», означает только одно: план перевооружения крымской «Сотки» БРК «Бастин-С» вполне осуществим. Его реализация позволит Вооруженным Силам России окончательно запереть Черное море на ракетный «замок».