+
Реклама





23 Августа в 14:01tsargrad.tv

Россия возвращается в Афганистан. В качестве посредника

новости

На дипломатическом фронте случилась своеобразная сенсация. Представитель политического офиса "Талибана" (движение, запрещённое в России), контролирующего почти всю территорию Афганистана, посетил наше посольство в Кабуле и попросил Россию выступить посредником в переговорах с так и не признавшими власть талибов группировками на севере страны, предложив им вступить в диалог и избежать гражданской войны. Что открывает перед Россией новые горизонты по расширению своего влияния в регионе.

Афганская провинция Панджшер сегодня остаётся единственным регионом, не попавшим под власть талибов*: там окопались и собирают все антиталибские силы и некапитулировавших афганских военных Ахмад Масуд, сын покойного главы таджикского «Северного альянса» Ахмад-Шаха Масуда, и объявивший себя «законным президентом» вице-президент Афганистана Амрулла Салех. Представитель талибов просил передать, что они до сей поры не делали никаких попыток силой войти в Панджшер и настроены на мирное решение всех вопросов.

При этом посол России в Афганистане Дмитрий Жирнов склонен доверять намерениям «Талибана»* «урегулировать ситуацию более цивилизованно, чем Салех». Тем более что в самом Кабуле талибы поддерживают порядок – «восьмые сутки подряд всё хорошо». Кроме того, что для нас наиболее важно, наши дипломаты убеждены в отсутствии у «Талибана» планов экспансии в отношении стран Средней Азии. Как сказал посол:

Не верю, что они пойдут. У них слишком много дел дома.

Панджшер как мина замедленного действия

Горный Панджшер ещё во времена нашей десятилетней Афганской войны был большой проблемой. Несколько «панджшерских» операций по ликвидации таджикской группировки Ахмад-Шаха Масуда, несмотря на отдельные успехи, победой не увенчались и привели к серьёзным потерям. Когда в 1996 году образованное движение «Талибан» выгнало из Кабула передравшиеся за власть группировки «моджахедов» и само стало властью, Панджшер стал головной болью и для него: Ахмад-Шах Масуд сколотил из полевых командиров-таджиков «Северный альянс», контролировавший до 25% территории страны на севере Афганистана с 5,5 млн населения и 60-тысячной армией, пользовавшейся поддержкой как «ельцинской» России, так и США.

И хотя талибам удалось со временем значительно сократить площадь этого анклава и ликвидировать в 2001 году Ахмад-Шаха Масуда, созданный им независимый «Масудистан» просуществовал до самого вторжения американцев в 2001 году и изгнания талибов, в котором формирования «Северного альянса» приняли самое деятельное участие: американцы нанимали их для всех наземных операций, сами ограничиваясь бомбардировками и охраной своих баз. Помимо денег и старых счётов, был у «северян» и ещё один аргумент: основу их экономики составляло производство наркотиков, которое талибы запрещали и которое после прихода американцев было поставлено на промышленную основу.

Теперь же, после ухода американских войск и триумфального возвращения талибов, идея «Масудистана» снова оказалась востребованной. Американцы, в точности как и британцы, когда они покидали Индию, делают всё, чтобы расчленить Афганистан и столкнуть между собой отдельные его части, чтобы получить повод для нового внешнего вмешательства. Недаром же экс-президент Трамп заявил:

Нам придётся вернуться. Нам нужно вернуться, когда будет подходящий момент.

Именно поэтому сейчас на север перебрасываются все сохранившие боеспособность части армии свергнутого проамериканского правительства, реанимируется и подпитывается «Северный альянс» и узбекские части другого противника талибов – генерала Дустума. Именно для этого американцы пытались (благодаря позиции России – безуспешно) добиться вывода своих войск на базы в соседних странах Средней Азии.

Наш интерес в Афганистане

С точки зрения геополитических интересов США, полноценная гражданская война в Афганистане с массой жертв и разрушений чрезвычайно выгодна. Во-первых, ни о каком восстановлении страны, приглашении иностранных специалистов, иностранных инвестициях для организации добычи полезных ископаемых, долженствующих заменить наркотики в качестве основы афганского экспорта, в этом случае не может быть и речи. Во-вторых, будет заложена на 100 лет вперёд кровная вражда между пуштунами-талибами и узбекско-таджикским населением севера страны, на чём можно будет играть, раздувая конфликт в нужный момент. В-третьих, у Запада появляется местный аналог «сирийской оппозиции», которую он всегда сможет признать «законным правительством Афганистана» и снова войти в страну по его «приглашению». И наконец, в-четвёртых и в-главных: при поражении «Северного альянса» и Ко огромное число таджиков и узбеков побежит спасаться в Таджикистан и Узбекистан, что позволит мгновенно дестабилизировать эти страны и направить из них потоки беженцев непосредственно в Россию для её дестабилизации.

Афганские беженцы. Фото: Hussain Ali / Globallookpress

Надо ли говорить, что все вышеперечисленные плюсы для США являются минусами для России? Именно потому, осознавая возникшую в данном вопросе общность интересов, талибы и обратились к нашей стране с просьбой стать посредником в переговорах с «северянами» о прекращении гражданской войны. Авторитет России в Афганистане высок: «шурави» уважают и как в прошлом достойных противников, и как много чего хорошего понастроивших афганцам ещё при СССР, и как влиятельного игрока в примыкающих к Афганистану странах Средней Азии.

В подтверждение чего – курьёз, который произошёл с украинскими вояками из ЧВК, брошенными в Афганистане их сбежавшими друзьями-американцами. Несмотря на клятвенные обещания Зеленского, вывозить своих «Нэзалэжная» не торопилась, а талибы в отношении «пособников оккупантов» гуманизмом, как известно, не отличаются. Поэтому, когда они всё-таки пришли, украинцы не нашли ничего лучшего, как представиться русскими, после чего были тут же с миром отпущены. Выстраивание отношений с Россией сегодня для «Талибана» – одна из приоритетных задач, чем наши хитрые украинские «небратья», недолго думая, и воспользовались. Сложно, правда, прогнозировать, как отреагируют на их добровольное зачисление в «москали» дома, но жизнь свою они, по крайней мере, благодаря репутации России сохранили.

Так всё-таки «террористы» они или «сторона на переговорах»?

Да, остаётся, конечно, ещё и этический момент, поскольку, с одной стороны, талибы теперь в Афганистане власть и с ними надо как-то договариваться. А с другой – у нас они доселе числятся «запрещённой в стране террористической организацией». Не случайно, едва Москва начала вести переговоры с «Талибаном», как чуть ли не все наши «рукопожатые» либералы и добрая половина экспертов горестно возопили:

Да как же такое можно – садиться за стол переговоров с террористами? Да ещё с запрещёнными в России?!

То есть американцам, китайцам и туркам с талибами договариваться можно, а России – нет.

Да, «Талибан» по сей день числится «террористической организацией». И, вне всяких сомнений, Запад сделает всё, чтобы так оно оставалось и дальше. Ведь по его двойным стандартам, чтобы считаться террористом, совершенно необязательно устраивать теракты с жертвами из мирного населения. И напротив, устраивавших подобное чеченских террористов тот же Запад именовал «борцами за свободу», а Маргарет Тэтчер не гнушалась позировать на фото с главой «Ичкерии» Масхадовым. Поскольку известный американский подход – «он, конечно, сукин сын, но он НАШ сукин сын» – и сегодня остаётся без изменений.

Явно не будут способствовать тёплым отношениям с Западом и новые «правила жизни», вводимые в Афганистане талибами. Дело даже не в их консервативно-исламском отношении к «женскому вопросу», что (как показывает пример соседней Исламской Республики Пакистан, где женщина Беназир Бхутто была даже премьером) со временем «лечится». А вот что запрещено под страхом смерти производство наркотиков (кстати, одна из причин «оппозиции» талибам со стороны «Северного альянса»), гомосексуализм (а как же «толерантность»?!) и главное – любая деятельность с взиманием ссудного процента (что выводит Афганистан из-под контроля транснациональных банкиров и МВФ) – вот это действительно серьёзно и почти непреодолимо, а значит, борьба Запада с талибами будет продолжена.

Что же касается решения Совбеза ООН о признании «Талибана» террористической организацией, то не будем забывать, что принято оно под нажимом американцев в 2003 году, когда США уже оккупировали Афганистан, а талибы вовсю против них партизанили. В этом смысле «террористами» можно называть, как это делает нынешняя Украина, например, защищающих свою землю ополченцев Донбасса.

Да, в своё время талибы (как и практически все мусульманские страны, которых мы за это почему-то не объявили «террористическими») в порядке «исламской солидарности» поддерживали дудаевских сепаратистов в Чечне, но этим претензии конкретно России к «Талибану», похоже, и исчерпываются. Да, американцы приписывают им ряд терактов в Афганистане. Но, что интересно, сами талибы своего авторства ни в одном из них не признали, что для террористов совершенно противоестественно. Вполне возможно, что за терактами этими стоит либо созданная некогда ЦРУ пресловутая «Аль-Каида»**, либо ИГИЛ***, с которым талибы жёстко воюют аж с 2015 года.

Так что, пусть и при выполнении талибами ряда условий, клеймо «террористической организации» с «Талибана» в обозримом будущем вполне может быть снято. Ведь, по сути, она никак не более «террористическая», чем то же ЦРУ, британская МИ-6 или израильская «Моссад», соответствующим образом отметившиеся и в Чечне, и на Ближнем Востоке, и во многих других местах.

«Политика есть искусство возможного», – говорил Талейран. И если сегодня ситуация такова, что, договорившись с «Талибаном», Россия сможет не только установить мир на южной границе своей среднеазиатской «зоны влияния», но и снова стать одним из главных внешнеполитических игроков в этом важном регионе, то почему бы ей не попытаться это сделать?!

Что с того?

Как ни странно это звучит, но сегодня именно изрядно поумневшие за последние 20 лет талибы стремятся не как в 1996 году пройтись по мятежным территориям «огнём и мечом», а договориться, чтобы избежать управляемого хаоса, который пытаются создать после своего ухода американцы. При этом готовы делиться властью и даже создать коалиционное правительство.

Отвечает ли это нашим интересам? Без сомнения – да. Ведь иметь у себя под боком погрязший в многолетней гражданской войне Афганистан, миллионы беженцев и дестабилизацию Средней Азии с миллионами беженцев оттуда уже в Россию – всего этого нам совершенно не нужно. Как и повторного возвращения американцев. Но в равной степени не нужно нам и самим влезать в Афганистан для поддержки одной из сторон конфликта.

Недаром Владимир Путин на переговорах с Ангелой Меркель признал приход к власти талибов «реалией сегодняшнего дня» и призвал международное сообщество не допустить развала Афганистана. Что же касается афганских внутренних дел, то президент подчеркнул, что

мы Афганистан знаем, знаем хорошо. Убедились в том, как эта страна устроена и как контрпродуктивно навязывать ей непривычные формы государственного правления и общественной жизни. Любые подобные социально-политические эксперименты ещё ни разу не увенчались успехом.

Подобная взвешенная позиция не может не радовать, так как говорит о том, что свой интерес в Афганистане Россия понимает, но и на «советские грабли» дважды наступать не собирается.

* «Талибан», талибы – террористическая организация, деятельность которой в России запрещена, и её участники.

** «Аль-Каида» – террористическая организация, деятельность которой в России запрещена.

*** ИГИЛ — террористическая организация, деятельность которой в России запрещена.

Главное на сегодня