Ситуация с углем подтвердила неразрывность экономик России и Украины


опубликовано: 16 August 2019 в 12:09 от rueconomics.ru

Заявки российских угольных компаний на поставку каменного угля на Украину не являются удивительными и соответствуют текущей ситуации на украинском энергетическом рынке – считает доцент кафедры экономической безопасности РАНХиГС Павел Грибов.

Минэнерго РФ получило заявки на поставку угля на Украину

Дело в том, что заместитель министра энергетики РФ Анатолий Яновский заявил, что российские компании в очень большом количестве подали заявки на поставку угля на Украину, причем объем этих поставок гораздо выше прошлогодних экспортных показателей.

Примечательно, что прием заявок был открыт с 6 по 15 мая, причем пока не принято решения по их удовлетворению. Все это проводится в рамках решения правительства РФ о новом порядке выдачи разрешений на поставку партий российского угля на Украину.

Это является ответом РФ на действия Украины в виде введения антироссийских санкций и представляет собой разрешительный порядок поставок каменного угля на украинский рынок. Теперь такое разрешение может выдать только российское Министерство энергетики.

В то же время, как мы знаем, что после «блокады Донбасса», которая была организована известным авантюристом Семеном Семенченко – настоящее имя Константин Гришин, были заблокированы поставки угля из Донбасса на остальную украинскую территорию. Это привело к тому, что Украина стала закупать каменный уголь в России, что автоматически увеличило себестоимость украинской энергетики.

В результате, Украина лишилась дешевого угля с Донбасса и оказалась в угольной зависимости от России, что особенно забавно в условиях, когда в Киеве уже не первый год заявляют об энергетической независимости от России в силу отказа от прямых закупок российского газа.

На практике – это, конечно, не так, поскольку с помощью реверса украинцы покупают только российский газ, причем из своей же трубы.

Нужно также обратить внимание на то, что Семенченко тогда действовал в интересах олигарха Игоря Коломойского, который вел борьбу с бывшим президентом Украины Петром Порошенко и который является спонсором нового украинского президента Владимира Зеленского.

«Что касается общего масштаба заявок, то российские экспортеры угля на Украину просто хотят перестраховаться на случай, если там вдруг увеличится спрос. Еще это делается для того, чтобы не было проблем с документацией и обслуживанием поставок», — констатирует Грибов.

Здесь нужно отметить, что общее потребление угля на Украине выросло. Например, по второй половине 2018 года можно говорить о прибавке в 8 процентов, и это подтверждает тот факт, что в данной стране немного, но все-таки оживает национальная промышленность.

Это прямое следствие того, что сейчас сложилась хорошая ценовая конъюнктура на мировом рынке стали, а этот сектор наряду с производством машиностроительной продукции для нашей страны был основным столпом украинского народного хозяйства.

Естественно, данный фактор отразился и на импорте каменного угля и антрацита – Украина в прошлом году увеличила внешние закупки на 20 процентов, что также является причиной того, почему российские компании подали в Минэнерго РФ такие большие заявки.

Украина не сможет отказаться от российского угля

«Украина всегда была крупным покупателем российского угля, поэтому, почему бы нам не продолжать продавать украинцам сырье даже в современной ситуации. Очевидно, что Украине уголь понадобится, и это может принести России значительную прибыль. Это главный момент, который здесь присутствует, ведь пока идет разговор о заявках, а не о поставках каменного угля на Украину», — заключает Грибов.

Безусловно, такие поставки для Украины не выгодны, как с финансовой, так и с политической точек зрения, но иного пути насытить свою экономику энергией у Киева просто нет. Все разговоры о южноафриканском и, тем более, об американском угле закончились ничем.

«С экономической точки зрения украинской власти было бы проще наладить отношения с Донбассом и получать уголь из ДНР и ЛНР, что бы позволило Украине, к тому же, не тратить свою немногочисленную валюту, но Киев имеет то, что имеет», — резюмирует Грибов.

С точки зрения логистики, цены и транспорта единственной альтернативой российскому углю является уголь с Донбасса – тем более, есть основания говорить, что он мог перепродаваться на Украину транзитом через Россию или путем поставок через Азовское море.

«Украинцы пытались заместить свои объемы с помощью угля из ЮАР и США, но ни с точки зрения качества, ни с точки зрения марок все это не подходит для мощностей, которые в настоящее время работают в украинской промышленности», — констатирует Грибов.

Ведь, чтобы хоть как-то разорвать экономические связи, которые у Украины есть с Россией и Донбассом, ей нужно полностью поменять свои мощности, перевести их на новые направления, как поставок, так и закупок, на что необходимо колоссальное количество средств, которых у Украины, естественно, нет. В результате, украинцы продолжают «играть» в различные «независимости» от России.

«Можно отметить и тот факт, что логистическое плечо делает поставки угля из ЮАР и отчасти из США на Украину экономически нерентабельным, из-за чего перевод украинских мощности на такое сырье означает их закрытие», — заключает Грибов.

Пока украинцы на такое не идут, но риски этого есть – например, Украина остается единственной республикой бывшего СССР, которая не достигла показателей своего номинального ВВП за 1990 год. Это говорит о том, что Киев с 1992 года только проедал советское наследство.