+
Реклама





09 Августа в 18:43tsargrad.tv

Старые песни о главном. Лукашенко решил вновь играть в многовекторность

новости

От «Большого разговора» с Лукашенко ожидали многого. Пресс-конференция, которую дал сегодня белорусский президент, можно считать определённым подведением итогов кризисного политического года. Но, невзирая на внешне очень яркое выступление, мы вновь услышали от Александра Григорьевича набор привычных штампов: Крым признавать не будем, Союзное государство полноценно реализовывать — тоже, принимать у себя русские войска также не будем, ибо в этом нет необходимости. Всё возвращается на круги своя.

В рамках «Большого разговора с Президентом» Александр Лукашенко вновь отметился целым рядом громких заявлений. Проведение пресс-конференции совпало с первой годовщиной президентских выборов 2020 года, за которыми последовали массовые акции протеста, сотрясавшие Беларусь на протяжении нескольких месяцев и ставшие, без всякого преувеличения, крупнейшим политическим событием в стране со второй половины 1990-х годов.

Год — довольно продолжительный срок, тем более в информационную эру. От Лукашенко ждали промежуточного подведения итогов, а в России надеялись услышать о конкретных шагах главы белорусского государства по реализации Союзного договора 1999 года. Однако разговор получился внешне ярким, а по сути — блёклым. Да, много критических слов в адрес политического курса Запада и Украины, много заверений в братстве и дружбе. Но только речь заходит о конкретике, мы вновь видим старого доброго Александра Григорьевича. Анализируя высказывания президента Беларуси, невольно сопоставлял их с тем, что он говорил в предвыборные месяцы горячего 2020-го. Что действительно изменилось, так это тональность. Она стала заискивающе-дружелюбной (а тогда отдавала натуральным хамством и пренебрежением). Ну а суть… Суть всё та же. Итак, по пунктам.

Признание Крыма

Выдумана новая формула: признаем тогда, когда полуостров признает русским «последний ваш олигарх». Иными словами, не признаем. То есть все разговоры о запуске авиарейсов в Крым оказались фикцией. И антиукраинская риторика — блеф. Милые бранятся — только тешатся. Давайте уточним: Беларусь объявляет себя главным союзником России и получает от нас колоссальные денежные вливания. При этом официально (!) отрицает территориальную целостность нашей страны, обосновывая это боязнью потерять украинский рынок. А русский рынок руководство РБ потерять не опасается? Видимо, нет. «Скушают-с».

Выдумывать такие отговорки несложно. Представьте, вы руководитель какой-нибудь страны-сателлита США. Не Германии, не Франции, а условной Эстонии или Литвы. Вашингтон признаёт независимость Косово и требует от вас поддержать это действо. Вы же становитесь в позу и говорите: «Признаем, когда последний член Евросоюза признает» (напомню, Испания, Греция, Румыния и Словакия не поддержали расчленение Сербии). Ну, допустим, это частность. Бывает. Вы сами, поди, опасаетесь сепаратизма внутри собственного государства и боитесь дать дурной пример. Но далее следуют санкции против России. США давят на вас, требуя придерживаться единого евроатлантического курса. А вы в ответ: «Присоединимся, когда последняя страна-член НАТО присоединится» (Турция не стала вводить санкции в отношении нас). И продолжаете играть в простачка при каждом удобном случае, лишь бы не выступать единым фронтом с Вашингтонским обкомом. Как думаете, долго бы терпели Соединённые Штаты такое фривольное поведение? Сомневаюсь.

У нас же ситуация просто очевидна. Официальный Минск последовательно придерживатся своей линии: Южную Осетию и Абхазию не признаем, Крым не признаем, Донбасс — неотъемлемая часть Украины, поддерживать русские контрсанкции не будем, напротив, поддержим братских европейских контрабандистов. Кремль терпит. «Как бы чего не вышло».

Да, ещё одно маленькое замечание по «крымской формуле» Лукашенко: неужели он ставит себя ниже последнего нашего олигарха? Многие ведь были уверены, что белорусский президент гораздо более «свой» для русских людей, чем условный Герман Греф. А оно вона как.

Объединение Белоруссии и России

Та же позиция, что и всегда: интеграция — это очень здорово, но «без потери суверенитета» и «на равных условиях». Как это соотносится с положениями Договора о создании Союзного государства от 8 декабря 1999 года? Ведь документ предполагает передачу большой доли суверенитета наднациональным органам. Точно так же, как члены Европейского Союза отдают в пользу Брюсселя немалую часть своих суверенных прав. Что делать с единой валютой? Какое здесь может быть равноправие, если с самого начала речь шла о введении русского рубля (к слову, его должны были ввести с 2005 года)? Когда принималось решение о создании евро, не требовал ведь никто «равных прав» на эмиссию. Участие в капитале Европейского Центрального Банка неравное. К примеру, участие Бундесбанка — 21,43%, Банка Франции — 16,61%, Банка Италии — 13,81%, а Эстонии — 0,23%, Кипра — 0,17%, Мальты — 0,08%.

 

ВВП Беларуси составляет 4,6% от ВВП России, население — 6,47%, золотовалютные резервы — 1,56%. Что тут можно обсуждать? Вряд ли Мальта или Эстония ставили Германии свои условия и пытались прогнуть её под себя, когда вступали в ЕС. Просто у них были политическая воля и искреннее желание присоединиться к «общему европейскому дому». Есть ли желание у Лукашенко присоединиться к общерусскому дому? Большой и жирный знак вопроса.

Ещё одна коронная фишка белорусского президента — «единый рынок энергоносителей». Переведём с дипломатического на человеческий: сделайте нам цену на газ, как в Смоленской области, и при этом не требуйте дальнейших шагов по углублению интеграции. Владимир Путин уже не раз комментировал эту завиральную идею. Его пояснения сводились к классическому «утром деньги — вечером стулья». Россия не может оплачивать белорусскую многовекторность и суверенитет, объедая свои же субъекты. Это неправильно, не лезет ни в какие ворота. Однако настойчивости президента РБ можно только позавидовать.

Создание военной базы Вооружённых Сил России

Если будет угроза мировой войны, без вопросов. Теперь — нет. «Сейчас России тратить деньги и создавать здесь базы? Какой смысл?» — заявил глава РБ. Встречный вопрос: какой смысл НАТО стягивать свои войска к границам Союзного государства? Зачем по Литве и Польше постоянно гарцуют американские, британские и немецкие военные? Есть же польская армия, которая гораздо сильнее не только белорусской, если верить рейтингу Global Firepower 2020, но и северокорейской или канадской. Короче говоря, и здесь, как говорят злые интернет-языки, «слив засчитан».

Да и резкая антизападная риторика сопровождается подстеленной соломкой — предложением переговоров. Стоит Западу чуть ослабить хватку, и мы вновь увидим пресловутую многовекторность, словно Феникс восставшую из пепла.

Вне всяких сомнений, Беларусь имеет право на проведение самостоятельной политики. Но Россия, в свою очередь, не обязана оплачивать этот банкет. Владимир Путин — это политик, действующий в интересах русского народа, а не в интересах удержания у власти президентов на постсоветском пространстве. Поэтому перед властью Беларуси должна стоять лишь одна дилемма: либо исполнение взятых на себя ещё в 1999 году обязательств, либо медленное, но верное, превращение в ходжаистскую Албанию со всеми вытекающими. Россия готова оказать помощь в условиях санкций и беспрецедентного давления со стороны ЕС и США, но она не намерена постоянно позволять водить себя за нос.

Главное на сегодня