Турецко-российское военное сотрудничество: от вражды к партнерству (Hürriyet Турция)

Три страны, одна из которых входит в западный военный альянс НАТО, другая позиционировала себя против НАТО, а третья является носителем идентичности исламской республики, вступают в сотрудничество, объединяясь на военной основе. И это, с какой стороны ни посмотри, ситуация, которой следует придавать особое значение, считает Hürriyet.

Один из важнейших пунктов соглашения, объявленного в Сочи в понедельник, 17 сентября, состоит в «расширении функций совместного ирано-российско-турецкого координационного центра».

Потребность в усилении роли этого центра связана с мерами, которые будут предприняты в идлибской зоне деэскалации с целью обеспечения контроля за режимом прекращения огня.

Три страны, одна из которых входит в качестве союзника в западный военный альянс НАТО, другая — в рамках исторической и идеологической подоплеки позиционировала себя против НАТО, а третья — является носителем идентичности исламской республики, вступают в сотрудничество, объединяясь на военной основе. И это, с какой стороны ни посмотри, ситуация, которой следует придавать особое значение.

Нет нужды говорить о том, что координационный центр возьмет на себя основную роль с точки зрения поддержания режима прекращения боевых действий в Идлибе, который на данном этапе представляет собой самый крутой поворот с точки зрения будущего Сирии.

Трехсторонний координационный центр — это продолжение шагов, последовавших за тем, как в мае прошлого года Турция, Россия и Иран в рамках инициированного ими астанинского процесса объявили об образовании четырех отдельных зон деэскалации в Сирии. С принятием тремя странами решения о создании ряда наблюдательных постов для контроля за перемирием в идлибской зоне 14-15 сентября 2017 года было объявлено и об учреждении этого центра.

Предусмотренные этими договоренностями наблюдательные посты формировались в соответствии с картами, подготовленными военными ведомствами трех стран. На практике Турция создала 12 постов, Россия — 10, Иран — 7. В то время как Турция с помощью наблюдательных пунктов контролировала линию разграничения между районами размещения оппозиции и режима с внутренней стороны, посты России и Ирана были созданы с противоположной стороны от этой линии.

Формирование данных наблюдательных пунктов сопровождалось тесным взаимодействием военных ведомств этих трех стран. Возникновение оси двустороннего сотрудничества между Турцией и Россией наряду с функционированием трехстороннего механизма координации, особенно после того как Идлиб возник на международной повестке дня, стало одним из самых примечательных событий последнего времени.

В августе этого года министр национальной обороны Хулуси Акар (Hulusi Akar) и глава Национальной разведывательной организации Хакан Фидан (Hakan Fidan) дважды за одну неделю побывали в Москве и встретились с министром обороны России Сергеем Шойгу — это в достаточной мере демонстрирует интенсивность контактов в этой сфере. В заявлении, сделанном после переговоров в Москве от 24 августа, отмечалось, что «российская сторона представила своим турецким коллегам предложения, связанные с нормализацией ситуации на северо-западе Сирии».

Ваше любимое видео:

Подождите, Ваше любимое видео загружается...