+
Реклама


опубликовано в 09:52 от m.infox.ru

Ухмылка глобализма: США обыгрывают Россию на выборах во Франции

Условно пророссийский кандидат в резиденты Франции Марин Ле Пен потерпела условно-досрочное поражение на выборах. Но шанс еще остается.

Ставка опять не сыграла

Крупное поражение терпит Россия на президентских выборах во Франции. Действующий президент Эммануэль Макрон, отстававший от своей основной соперницы, консерватора Марин Ле Пен, после подсчета 40% голосов, к концу обработки бюллетеней уверенно лидирует: 27,6% против 23,4%. Более того, Ле Пен могла вообще не пройти во второй раунд, так как «новый левый» Жан-Люк Меланшон взял серьезные 21,95%.

Также следует упомянуть результат кандидата-спойлера от националистов Эрика Земмура. Этот потомок алжирских евреев почти полностью повторяет тезисы Ле Пен, лишь слегка утрируя их (особенно в части антимигрантской риторики) – и это дало 7,1%. Справедливости ради, Земмур таки призвал своих сторонников голосовать далее за Ле Пен – но только потому, что твердо знает: ей уже ничто не поможет. Электорат Макрона, Меланшона, зеленых, социалистов и коммунистов с легкостью победит «вечно вторую» Марин.

Статистика показывает, что консерваторы наглухо проигрывают в больших городах – средоточии интеллектуалов и иммигрантов. Эти две противоположности дали консерваторам с их логикой «Иди и работай», например, лишь шестое место в Париже (5,54%) – там более трети голосов собрал Меланшон с несбыточным, но очень заманчивым намеком «Другие поработают за тебя».

Да, но при чем тут Россия?

Русский акцент против американского

То, что партия Ле Пен «Национальное объединение» связана с российскими деньгами, – если и секрет, то Полишинеля. Существует несколько расследований, убедительно показывающих, что «Национальное объединение» брало кредиты в российских банков, но ничего не говорящих о возврате этих средств. Так, в феврале 2020 года АО «Авиазапчасть» через российский суд потребовала вернуть кредит, который французы брали в Первом чешско-российском банке в 2014 году. В июне стороны пришли к мировому соглашению о погашении долга до 2028 года, а в ноябре «Авиазапчасть» угодила под санкции США за «нарушение американского законодательства о нераспространении оружия массового поражения».

В существующем ныне режиме санкций вернуть деньги российскому кредитору будет невозможно.

В 2016 году – как раз когда «Авиазапчасть» выкупила долг у умиравшего «Первого чешско-российского банка» – французы обратились в российский банк «Стратегия». Договоренность была достигнута, но «Стратегия» в июле попала под лезвия санационной (санация – это как санкции, только сами против себя) газонокосилки Эльвиры Набиуллиной – и договоренность перешла к банку НКБ, которым предположительно владела та же группа бенефициаров. НКБ, однако, потерял лицензию в декабре того же 2016 года.

СМИ связывают «Стратегию» и НКБ с бизнесменом Дмитрием Рубиновым, от которого прямая ниточка идет к спонсору «Справедливой России», сенатору, ныне депутату Александру Бабакову (у них множество совместных проектов). В 2016 году Бабаков встречался с доверенным лицом Ле Пен, евродепутатом Жан-Люком Шаффхаузером, после чего и последовало обращение за кредитом.

Макрон, в свою очередь, – чисто американский кандидат. Легендарная газету Libération («Свобода») в 2005 году приобрел представитель знаменитого клана Эдуард де Ротшильд – и именно это издание стало главным рупором первой предвыборной кампании Эммануэля Макрона. Молодой человек ранее работал в Rothschild & Cie стажером и произвел хорошее впечатление на свое руководство.

Если Ле Пен выражает чаяния французов об экономической свободе, снижении налогов и, чего греха таить, «обелении» страны, то главным козырем Макрона является как раз дружба с США и сохранение американских гарантий экономической стабильности во Франции.

Внимание, вопрос: допустили бы в тех же России или США до выборов кандидатов с подобной моделью финансирования? Ответ очевиден. Но французы славятся прагматизмом: какая разница, откуда деньги, если они вливаются во французскую экономику, то есть делают страну богаче?

Не только во Франции

В программе Ле Пен – отмена как минимум части антироссийских санкций и выход из Евросоюза, где французы выступают одними из спонсоров. Эта политическая сила – сейчас, да и все последние годы является самым сильным союзником России в «санкционном блоке». А блок этот не так уж мал, хотя его наличие никто официально не признавал.

Если внутри России агентов иностранного влияния фактически не осталось, то Евросоюз испытывает все более серьезное внутреннее давление со стороны сил, которых молва или факты связывают с российской помощью. Венгерская партия «Йоббик», «Альтернатива для Германии», «Независимые греки», итальянская «Северная лига», Партия независимости Соединенного Королевства, австрийская «Свобода», болгарская «Атака», литовская «Гармония», «Наша Словакия» – все эти партии с разным объемом оснований подозреваются в теплых отношениях с Москвой (прямая материальная помощь, кредиты, выгодные контракты для дружественных бизнесменов). И почти все они – правые. Что, конечно, не мешает России поддерживать и левые режимы, например, в Венесуэле и на Кубе. Главные критерии, необходимые для налаживания отношений, – антиамериканская риторика и готовность прямо или косвенно признавать фактические границы России.

Париж останется красным

Увы, инвестиции Ротшильдов, кажется, в очередной раз оказались удачнее, чем наши, – Ле Пен близка к поражению уже на третьих президентских выборах подряд. Ей очень не повезло со сроками выборов. Марин набрала бы больше голосов и перед началом спецоперации, сделавшей связи с Россией предельно токсичными, и через пару месяцев, когда эхо санкций еще сильнее ударит по французским домохозяйствам.

Тем не менее шанс у Ле Пен все еще остается. Главный вопрос – последует ли электорат Меланшона за своим лидером, призвавшим голосовать во втором туре за действующего президента. Левый политик тоже использовал антиглобалистскую риторику, и если именно она побуждала избирателей голосовать за «Неподчинившуюся Францию» (одно название чего стоит!), то, возможно, они перейдут к Ле Пен, а не к Макрону.

Но шансы на это невелики – как раз потому, что Меланшон блистал как раз в глобалистских мегаполисах, где за него голосовали носители социалистических идеалов и любители социальных пособий. Чаще всего это одни и те же люди.

Сейчас читают