Украина теряет Дунай


опубликовано: 16 August 2019 в 21:17 от regnum.ru

Призрак изоляции Украины, как политической, так уже и логистической, приобретает все более зримые очертания. Достаточно посмотреть любую интерактивную карту авиаперелетов, например, или морских перевозок, чтобы убедиться: воздух и море страны превращаются в белые пятна международных грузоперевозок. И дальше будет хуже.

Причем если проблему азовской морской логистики еще можно объяснить ситуацией международного конфликта, то с другой стороны страны, на Нижнем Дунае «злонамеренного российского влияния» уж давно и никак нет. А проблема есть.

В конце 2017 года украинский министр инфраструктуры Омелян назначил руководителем Украинского Дунайского пароходства Дмитрия Чалого.

На Дунае — 75 самоходных судов и 245 единиц несамоходного флота, плюс семь морских грузовых судов. Но как такового проекта уже нет. Глубоководный порт Усть-Дунайск в глубоком упадке, объем перевозок упал до менее 3-х миллионов тонн, что просто стыдно для транспортного комплекса, имеющего в своей структуре четыре порта и портопункта.

Для реалий современной Украины УДП — это не только градообразующее и регионообразующее предприятие юго-запада Одесской области, но и «национальный перевозчик №1». Однако сегодняшнее положение дел там можно определить краткой фразой: «Флот восстал!»

Министр Омелян назначил нового руководителя УДП без какого-либо конкурса. А новый шеф, Дмитрий Чалый, известен в основном тем, что в 2015 году довел до коллапса «Укрпочту», государственное предприятие почтовой связи. Поэтому его команду называют «почтальонами» и на дух не переносят в центре УДП, дунайском городе Измаил.

Дальше — прямая речь жителя Измаила:

«Когда пришел Чалый, начались проблемы. «Почтальоны» просто уничтожают предприятие. Люди месяцами не получают заплату, инвалюту, дошло даже до того, что на чаевые руку накладывают. В баре круизного судна стоит ящик для чаевых, так они к нему «смотрящего» приставили, который все изымает. Пришли в чужой огород, пришли беспардонно. Что такое УДП? Это десятки тысяч людей, которые строили его, развивали, жили им. Да и сейчас там более 1 700 человек. А с учетом смежников — с УДП связана практически каждая семья на Дунае».

Но чем закончится «восстание» даже не особенно важно. Важно то, что очередной кризис в УДП может стать последним в истории пароходства.