Украине и Европе придется с этим жить: политолог объяснил желание ПАСЕ вернуть РФ в состав ассамблеи


опубликовано: 19 апреля 2019 в 23:38 от riafan.ru

Киевский политолог, ведущий специалист Украинского института анализа и менеджмента политики Даниил Богатырев оценил причины и последствия исключения украинских парламентариев сразу из двух комитетов Парламентской ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ). Как передает из Киева корреспондент Федерального агентства новостей, главной, по мнению эксперта, причиной действий против украинских делегатов стала их ярко выраженная антироссийская позиция при желании руководства ПАСЕ вернуть представителей РФ в состав ассамблеи, в том числе и из-за увеличения дыры в ее бюджете.

Богатырев напомнил, что украинских представителей исключили из двух важных комитетов ПАСЕ — комитета по регламенту и комитета по вопросу выбора судей Европейского суда по правам человека.

«В целом ситуация в Совете Европы на этой неделе развивалась для Украины весьма стремительно, — напомнил Богатырев. — Так, председатель ПАСЕ Турбъерн Ягланд впервые за несколько лет провел отдельную встречу с украинской делегацией. И эта встреча вовсе не носила дружественного характера.

Более того, в ее преддверии Ягланд сделал несколько заявлений, которые можно трактовать как нацеленные на возвращение российской делегации в ПАСЕ».

Эксперт связал новый тренд с тем, что Россия уже с 2015 года не выплачивает членские взносы в бюджет ПАСЕ.

«Российская доля взносов в бюджете ПАСЕ составляет 11%. На начало 2019 года ПАСЕ недополучила от России более 60 млн евро, — сообщил эксперт.

Для ассамблеи эти деньги — весьма солидная сумма, которая заставляет ее руководство искать пути разрешения «проблемы с Россией». Поэтому генсек Ягланд и создает базу для начала переговоров с РФ. И исключение украинских депутатов сразу из двух комитетов связано именно с этим трендом».

Богатырев напомнил — именно украинская делегация является главным и непримиримым противником возвращения представителям России права голоса в ПАСЕ.

«Причины такой позиции нашей делегации очевидны — это и вопрос принадлежности Крыма, и боевые действия в Донбассе, и Керченский инцидент, и общая антироссийская направленность украинской политики, — отметил аналитик. — Теперь, когда из комитетов вывели украинских делегатов, им будет намного сложнее продвигать какие-либо решения в пользу Украины, вносить в документы антироссийские правки и т. д.

Кстати, буквально на днях это нашло отражение при принятии резолюции ПАСЕ по керченскому инциденту. Из итогового варианта была выкинута одна из украинских правок — о том, чтобы признать украинских моряков, содержащихся под стражей в России, военнопленными».

«Военнопленными ПАСЕ признать их отказалась, — констатирует Богатырев. — Но вместе с тем в резолюции прописали, что к ним «будет применяться ряд международных конвенций, включая Женевскую».

По сути, это такая двойная трактовка, «и нашим, и вашим». Как известно, Женевская конвенция применяется в отношении военнопленных и интернированных лиц — но в то же время военнопленными их [матросов] признать в ПАСЕ отказались».

По мнению Богатырева, это вызвано тем, что в ПАСЕ в частности и в Европе в целом совершенно не желают эскалации конфликта между Россией и Украиной. Европейцы рассуждают так: «Если признать этих моряков военнопленными, то, значит, есть и официально признанная война между двумя государствами». А такое заявление уже само по себе грозит далеко идущими последствиями, говорит политолог.

Что именно привело к «умножению на ноль» делегатов Украины в двух комиссиях ПАСЕ?

«Как известно, правила создаются и изменяются, исходя из текущих политических запросов. Сейчас в ПАСЕ — явный тренд на возвращение России в лоно организации.

Насколько я знаю, на встрече Ягланда с украинскими делегатами он прямо поставил им вопрос: «Если их не устраивает Россия, то, может быть, Украина способна как-то компенсировать финансовые потери организации?» — рассказал Богатырев. — Этот вопрос был риторическим — всем понятно, что у Украины нет лишних 60 миллионов евро, просто в силу ее бедственного экономического положения. Следовательно, Киев не может компенсировать потери ПАСЕ от отказа России платить.

По моей инсайдерской информации, делегация Украины даже предлагала вариант, при котором все страны-участницы ОБСЕ должны были бы «понемногу скинуться», чтобы компенсировать «выпадающие» 11% годового бюджета организации».

Но все мы понимаем, говорит аналитик, что это, мягко говоря, деструктивная позиция, и другие государства Европы вряд ли ее поддержат. При этом всем очевидна скрытая напряженность в отношениях ПАСЕ и Украины.

Как известно, в ПАСЕ входят 318 делегатов, и при этом, например, резолюция по керченскому инциденту была принята всего 105 голосами — это меньше трети участников ассамблеи, при этом голосование в ПАСЕ считается по результатам голосования присутствующих.

«Если бы в зале присутствовала российская делегация, она также могла бы выдвигать собственные проекты резолюций, и не исключено, что их тоже принимали бы — особенно в условиях, когда в зале мало людей и там преобладали бы евроскептики, — предположил Богатырев. — Поэтому Украина и борется против того, чтобы россияне присутствовали в ПАСЕ.

А сам факт неучастия России в ассамблее в Киеве воспринимают как свою безусловную победу — особенно в условиях, когда других побед, в общем-то, нет и в помине».

Впрочем, напоминает политолог, резолюции ПАСЕ носят рекомендательный характер и не обязательны к выполнению. Более того, Украина сама отказалась выполнять ряд резолюций ПАСЕ — тех, которые касались прав национальных меньшинств в стране, языковых прав и т. д. Тем не менее каждая проукраинская резолюция ПАСЕ воспринимается в Киеве как «победа украинской дипломатии».

Даниил Богатырев напомнил, что глава МИД Украины Павел Климкин буквально неделю назад заявил о том, что «Украине и ее партнерам удалось выбросить Россию из ПАСЕ».

«Это, конечно, большое преувеличение. В 2014 году, после событий в Крыму, Россия была лишена права голоса, в связи с чем она сама отказалась являться на заседания. И неприсутствие РФ на заседаниях ассамблеи — это выражение ее собственной воли, что бы там ни говорил Климкин, — подчеркнул политолог.

Более того, для Украины ее ультимативная позиция «никакой России в ПАСЕ» в принципе деструктивна. У Украины в любом случае есть возможность протаскивать свои резолюции через ПАСЕ. Ее и так поддерживают Польша, Швеция, страны Прибалтики и другие страны.

Если бы на заседаниях присутствовала Россия, то она в любом случае пользовалась бы там меньшей поддержкой. Цена победы в среде, в которой нет конкуренции, крайне невысока. А вот если бы политическая конкуренция с Россией была, то победы украинских дипломатов ценились бы неизмеримо выше».

Политолог рассказал, что на встрече с украинской делегацией Ягланд также заявил, что «лишение России права голоса не привело ни к возвращению Крыма, ни к улучшению ситуации с правами человека в РФ, зато привело к кризису внутри самой организации».

«Это абсолютная правда — реальных последствий для России этот шаг ПАСЕ и правда не имел. Мне вообще кажется, что подобные дипломатические демарши в принципе не способны подействовать на Россию, потому что РФ в своей внешней политике исходит из военно-стратегических интересов, и им там подчинено абсолютно все, — считает Богатырев.

И если перед Россией стоит выбор между правом голоса в ПАСЕ и военными аэродромами в Крыму, Москва в любом случае выберет второе. И даже если стоит выбор между усилением западных санкций и военными базами в Крыму, Россия все равно выберет базы, и в ближайшее время это не изменится — и Украине, и Европе придется с этим жить».

Ваше любимое видео:

Подождите, Ваше любимое видео загружается...