опубликовано: 12.09.2019 в 21:20 от riafan.ru

Украинские моряки-провокаторы рассказали, как «голос Левитана» заставил их сдаться


Первую пресс-конференцию дали в Киеве освобожденные в рамках обмена 7 сентября моряки украинских катеров, арестованные в ноябре 2018 года за попытку незаконного прохода в Керченском проливе. По впечатлениям корреспондента Федерального агентства новостей, держались моряки вполне достойно, но, как люди военные, были вынуждены нести несусветную чушь по поводу причин своего ареста и попадания в российский СИЗО. Местные СМИ с благодарностью «съели» все представленные моряками объяснения.

Пресс-конференцию освобожденных «героев», а по сути провокаторов организовало Минобороны Украины. Представитель этого ведомства старался держать под контролем каждое слово, которое произносили моряки в присутствии СМИ. Перед возбужденной толпой журналистов предстали командир буксира «Яны Капу» Олег Мельничук, старший командор артиллерийского катера «Бердянск» Андрей Артеменко, командир первого дивизиона кораблей охраны рейда Денис Гриценко и моторист-электрик бронекатера «Вышгород» Андрей Опрысько (он заменил капитана катера «Никополь» Богдана Небылицу, который не пожелал участвовать в этом спектакле).

моряки

Моряки пришли на встречу в военной форме, которая вроде бы обязывала их сохранять лицо и говорить только правду. Однако то, что киевские СМИ услышали от них о ситуации в Керченском проливе, мало напоминало правду. Скорее, это была ложь, долго и тщательно готовившаяся в недрах Минобороны Украины. С другой стороны, было бы странно, если бы бравые военные честно признались — мол, «да, мы — провокаторы, намеренно устроившие инцидент по приказу президента Петра Порошенко». Такое в нынешней Украине не решится сказать никто.

Большинство пришедших на встречу ограничились благодарностями СМИ и общественности, которые «поддерживали их в плену». А от лица всех 24-х моряков говорил в основном командир Денис Гриценко — как самый словоохотливый. Однако от того, что именно он говорил, волосы периодически вставали дыбом.

«Наш переход из Одессы в Бердянск был плановым. У нас был предварительный инструктаж о вероятных действиях России. Мы знали, куда идем. Нас предупреждали, что, возможно, будут разные провокации и какие-то незаконные действия. Я был готов к тому, что в отношении нас будут какие-то незаконные действия, какая-то агрессия. Но мы шли туда с мирными целями», — поведал журналистам капитан катера «Бердянск».

При этом Гриценко «забыл» упомянуть, что в бронебашне его катера на момент задержания были полностью заряженные 30-миллиметровая автоматическая пушка 3ТМ1, на корме —7,62-миллиметровый пулемет ПКТ, а в придачу — автоматический гранатомет и два ПТУРа «Барьер» с лазерной системой наведения. Весь этот арсенал был готов к бою и на «Бердянске», и на других катерах.

Кроме того, Гриценко заявил журналистам, что за четыре часа до захвата украинской эскадры ее экипаж «вышел на связь с пограничниками РФ и предоставил координаты своего пути». Более того — по его словам, российские береговые службы «изначально разрешили проход через Керченский пролив, предоставив подтверждение маршрута».

«А потом — видимо, по инициативе ФСБ — отозвали эти разрешения», — нафантазировал Гриценко.

Это, конечно, была чистой воды ложь. Многочисленные данные, представленные пограничниками РФ, достоверно подтверждают: украинские суда нагло игнорировали все попытки береговой охраны с ними связаться, и никого заранее не предупреждали о своем маршруте. Именно Гриценко часами не отвечал в радиоэфире на требования погранслужбы ФСБ России. Однако в Киеве эта правда никому не нужна. Поэтому Гриценко продолжал вдохновенно врать.

По его словам, перед задержанием украинских кораблей в Керченском проливе «россияне длительное время запугивали их и пытались морально задавить устрашающими предупреждениями по радиосвязи».

«Внешне это напоминало стиль сообщений «от советского Информбюро», такой «голос Левитана»: «Вы нарушили границу Российской Федерации! Немедленно остановитесь и выключите двигатели!» — разыграл Гриценко сценку для журналистов. — Поначалу никаких угроз о применении оружия со стороны россиян не было. Но потом, видимо, им была дана команда сверху остановить нас всеми средствами».

«И, когда начался «голос Левитана», я принял решение, что надо играть с ними их же монетами. Включил все громкоговорители и на протяжении полутора часов во всеуслышание говорил, что мы двигаемся в Черное море, оружие не применяем и намерены выйти из 12-мильной зоны обратно. Но это было, видимо, не по их сценарию, поэтому они не дали нам покинуть место событий и начали на нас атаку», — «вспомнил» капитан.

Это было, конечно, уже совсем чудовищное вранье со стороны Гриценко. Общедоступные видеокадры инцидента однозначно свидетельствуют, что украинские корабли никуда уходить не собирались. И, тем более, не включали никаких громкоговорителей. Но благодарные слушатели в зале, похоже, воспринимали все эти россказни за чистую монету. Правда, даже в такой атмосфере возникла неувязочка — моряков спросили, сообщали ли они своему командованию о происходящем. И главное — что их командование на это отвечало.

«Сейчас проводится следствие по этому инциденту. И в его рамках все переговоры с нашим командованием строго засекречены. Как только расследование будет закончено, мы вам расскажем об этих переговорах, — лживо пообещал он. — В целом, на мой взгляд, в этой ситуации не было ничего спланированного. Это была просто такая… нештатная ситуация с обеих сторон».

Также Гриценко рассказал, что, «если будет приказ руководства повторить такой же поход», то и он, и его товарищи «сочтут своим долгом его выполнить». Капитан сообщил, что считает чудом, что весь его экипаж выжил после инцидента.

«Во время захвата нашего катера россиянами мы действовали интуитивно, и, на мой взгляд, не допустили ни малейшей ошибки. Может, это бог меня вел, или это была какая-то третья сила. Но мы сделали все, что надо. Если бы все обернулось по-другому, нас здесь уже не было бы», — заявил он.

Кроме того, капитан рассказал, что в России сразу после задержания на моряков оказывалось «сильное психологическое давление».

«В первые часы после нашего задержания у всех у нас было огромное психологическое напряжение. На нас давили всеми средствами, ребят по одному выводили и говорили: «вас уже посадили», «вас послали на убой». Там были российские психологи и адвокаты, которые говорили, что нам «надо падать на колени перед судьями, целовать мантию, говорить, что виновен — и тогда с нами будет все хорошо», — поделился бравый моряк. — Но после того, как в дело включилась коллегия адвокатов, а руководством Украины была выработана стратегия, ситуация стала стабильной. Ребята чувствовали, что у нас есть щит».

В целом, Гриценко не отрицал, что в российском СИЗО к нему и его товарищам относились «очень по-человечески, не было ни агрессии, ни каких-либо пыток». Однако моряки пожаловались на вынужденную изоляцию — все они сидели отдельно друг от друга, а видеться могли только либо в автозаке по дороге в суд, либо в самом суде.

«Изменил ли бы я теперь свои тогдашние действия? — ответил на соответствующий вопрос Денис Гриценко. — Было очень много времени на анализ ситуации. Был момент в «Лефортово», когда один глаз у меня постоянно дергался, а на втором я потерял зрение на 80%. Это произошло из-за того, что я эту ситуацию постоянно обдумывал, ведь из-за меня люди пострадали. Но прошло время. Я разобрал для себя все, что можно было сделать в этой ситуации, и пришел к выводу, что то, что мы сделали — это было то, что надо».

Наверное, это был один из немногих моментов всей встречи, когда капитан Гриценко невольно сказал правду — в тюрьме его мучила совесть из-за того, что он вовлек своих подчиненных в провокацию. Но, видимо, после обмена 7 сентября совесть капитана опять уснула и больше не мешала ему врать на пресс-конференции журналистам. После ее окончания моряков провожали как героев. Те, в свою очередь, ловко уворачивались от камер и старались побыстрее юркнуть в свой микроавтобус, на котором их привезли.

Напомним, большая часть освобожденных украинских моряков сейчас проходит обследование в киевском военном госпитале. А президент Украины Владимир Зеленский пообещал им награду в 100 тысяч гривен на каждого, да в придачу — по квартире в Киеве или Одессе. По словам Гриценко, «ни один из 24 освобожденных моряков не планирует прекращать военную службу». При этом вряд ли хоть один из них хотел бы еще раз в своей жизни поработать «пушечным мясом» — как им пришлось сделать это в ноябре 2018-го по злой воле Порошенко.