+
Реклама





03 Июня в 17:52tsargrad.tv

В Госдуме министр взорвал «бомбу»: Чиновники проговорились о будущем

новости

Министр цифровизации на слушаниях в Госдуме заявил, что денег на сельских учителей в бюджете нет. Вместо этого будет дистанционка. Что об этом говорится в Конституции России и скоро ли чиновники сделают цифровизацию тотальной? Разбираются Анна Шафран и эксперты – Элина Жгутова, Анна Швабаэур и Михаил Богданов.

«В первый день лета был День защиты детей. Меня, признаться, с самых ранних лет очень занимал этот вопрос: от кого же мы защищаем детей? Ведь в СССР был лозунг «Всё лучшее — детям», и даже в непростые 90-е годы люди жертвовали многим, лишь бы прокормить детей, дать им образование, вывести в люди», — начала эфир ведущая Анна Шафран.

От кого сегодня приходится защищать детей?

Сейчас у нас в Конституции написано, что дети являются приоритетом государственной политики. То есть лозунг «Всё лучшее – детям», по сути, превратился в магистральное направление, по которому должна двигаться вся наша государственная система.

И всё-таки дети требуют защиты. И сегодня мы можем вполне однозначно сказать, от кого нужно защищать детей. К сожалению, от тех, кто, согласно своим служебным обязанностям, должен создавать для детей максимально благоприятные условия для развития, – от наших многоуважаемых чиновников.

На прошлой неделе в Государственной думе состоялось расширенное заседание Комитета ГД по информационной политике, информационным технологиям и связи с участием министра просвещения России Сергея Кравцова, министра цифрового развития, связи и массовых коммуникаций России Максута Шадаева, а также представителей общественности.

В ходе расширенного заседания Комитета Госдумы по информационной политике, информационным технологиям и связи Игорь Ашманов поднял очень важный вопрос: почему «цифровизаторы» пытаются внедрить свои сомнительные новшества без участия общественности? Скриншот: Царьград

Видимо, предполагалось, что заседание пройдёт в режиме рутинного обмена мнениями. Но, к счастью, этого не случилось. Представители родительской общественности дали настоящий бой сторонникам безудержной цифровизации образования.

Бой настолько яркий и убедительный, что видеозапись заседания в итоге удалили с сайта Государственной думы. К счастью, это была не единственная запись и у нас есть возможность продемонстрировать вам наиболее яркие моменты.

Первым атаковал «цифровизаторов» член Совета при президенте России по развитию гражданского общества и правам человека, известный специалист в сфере компьютерной безопасности Игорь Ашманов:

К безопасности детей цифровая грамотность не имеет, на мой взгляд, никакого отношения и мы зря о ней говорим. Я понимаю, что начальство это так назвало и спустило сверху, но вы же понимаете, что учить школьников нажимать кнопки на бытовой технике не нужно. Как только что уже сказали, наоборот, они учат этому своих бабушек. То есть, вообще говоря, никаких навыков в этом им передавать нельзя.

У нас возникает невольная подмена тезисов, уверен Ашманов: от безопасности мы переходим к навыкам, дальше – к компетенциям, а дальше почему-то к цифровизации образования – и всё это у нас замешивается в одну кашу. А это абсолютно разные вещи. Невозможно понять, каким образом покупка техники в компьютерные классы поможет безопасности школьников.

На мой взгляд, цифровизация образования несёт дополнительные риски для школьников. Приведу самый простой пример. Кто-то в министерстве просвещения говорит: «А давайте мы будем выкладывать образовательный контент в TikTok – это же модно». К сожалению, треш-стримы, всякая расчленёнка, кровь и кишки в TikTok находятся на расстоянии одного клика от скучного образовательного контента.

Сделать контент вирусным, чтобы дети не смотрели аккаунты своих кумиров, у которых миллионы подписчиков, а смотрели нужный образовательный контент, скорее всего, невозможно. Это так же, как с удалёнкой: все, у кого есть какие-то навыки, делают зацикленное видео себя, сидящего за компьютером, выставляют его для учителя, а сами занимаются своими делами.

Точно так же школьники присылают учителю презентацию, в которой первый слайд – это крутящийся прогресс-бар, и учитель полчаса сидит и ждёт, когда же она загрузится, а это просто гифка, которая постоянно крутится.

И на самом деле удалёнка показывает, что отличники становятся хорошистами, а все остальные – двоечниками и практически не учатся. Это я всё к тому, что цифровизация не связана с безопасностью и, более того, она её ухудшает.

Также Игорь Ашманов поднял очень важный вопрос, считает Анна Шафран: почему «цифровизаторы» пытаются внедрить свои сомнительные новшества без участия общественности? Ответ понятен: потому что они сами очень хорошо понимают, что если действовать демократическим путём, то шансов у них никаких нет.

В этой рабочей группе, в которой замечательно присутствует бизнес, в списке я почему-то не увидел медиков, не увидел общественных организаций серьёзных. И для обоснования того, что делается в школе, я не увидел оснований в виде опросов.

Вообще, считает Игорь Ашманов, это настолько серьёзное дело, что нам бы хотелось провести референдум, или хотя бы всенародное голосование, или хотя бы опросы ВЦИОМ.

Он вспомнил одну очень неприятную историю, произошедшую в совете по правам человека, где проходил круглый стол по вопросам цифровых социальных рейтингов – о том, что это не очень хорошая вещь. В СПЧ попросили ВЦИОМ сделать опрос, чтобы понять, как граждане относятся к цифровому социальному рейтингу, как в Китае. Выяснилось, что граждане против.

ВЦИОМ прислал этот рейтинг нам за день до круглого стола в СПЧ, а потом оттуда позвонили и сказали: публиковать нельзя. Ну, плохой отчёт. Он как бы не бьётся с общим энтузиазмом по поводу цифровизации. Я просто к тому, что вообще-то хотелось бы узнать мнение общества. Это настолько важные вещи, о которых вы говорите: ну где опросы ВЦИОМа, где представители родительских ассоциаций в этой рабочей группе?

К сожалению, вменяемого ответа на свой вопрос Игорь Ашманов так и не получил. Более того, организатор мероприятия, депутат Александр Хинштейн, вместо того чтобы прислушаться к одному из ведущих в нашей стране специалистов по цифровой безопасности, зачем-то решил обвинить Игоря Ашманова в самопиаре.

«Я рассчитываю на то, что дальше мы пойдём конструктивно и будем исходить не из самопиара, а из заинтересованности в решении действительно насущных проблем», – заявил он. Игорь Ашманов парировал в ответ:

Что за наезд? Где вы здесь видели самопиар? Я переживаю за своих и за ваших детей, между прочим. Вы несколько раз повторили, что я считаю себя «самым умным» и занимаюсь самопиаром. В чём? Я прошу опросить родительское сообщество, создать инструмент взаимодействия с обществом, где здесь пиар? Вы почему наезжаете лично, что за манеры?

Спасибо за откровенность, министр Шадаев

Впрочем, на этом горячая фаза заседания не закончилась. Постоянный гость нашей программы, кандидат юридических наук, член экспертно-консультативного совета по вопросам семейного права Совета Федерации Анна Швабауэр попыталась донести до министров и депутатов позицию родительского сообщества о неприемлемости навязывания цифровизации, но услышала в ответ, что у государства нет денег на обеспечение сельских школ учителями, а на цифровизацию деньги есть.

В ходе заседания Анна Швабауэр пыталась донести до министров и депутатов позицию родительского сообщества о неприемлемости навязывания цифровизации, но услышала в ответ, что у государства нет денег на обеспечение сельских школ учителями, а на цифровизацию деньги есть. Скриншот: Царьград

На это, по сути, программное заявление министра цифрового развития Максута Шадаева Анна Швабауэр ответила:

Наши дети имеют право на живое образование. Даже в глубинке. На это должна быть направлена политика и понимание того, что электронное обучение – это не обучение. Это нарушение конституционного права на образование.

Министра стоит поблагодарить за откровенность, отметила Анна Шафран, давно мы не слышали настолько явных признаний от представителей исполнительной власти, что истинная цель цифровизации – это замещение учителей: сперва в малокомплектных школах и далее – везде. Удивительно конечно, что даже в 90-е годы деньги на сельских учителей были, а сейчас вдруг кончились и единственная альтернатива – это запись лекции на мониторе.

Анна Шафран: – Сегодня у нас есть возможность по видеосвязи пообщаться в прямом эфире с Анной Швабауэр и услышать из первых уст об этом уже успевшем прославиться заседании комитета по информационной политике.

Скажите, услышали ли «цифровизаторы» ваши доводы или оказались полностью глухи к ним?

Анна Швабауэр: – Меня не совсем услышали и не хотели услышать. Как вы видели, министр посмеивался, когда я озвучивала научные данные. Появилась такая тревога: почему в правительстве смеются над научными данными? А когда говорят вещи, которые противоречат этим данным, он считает это нормальным.

Мы требуем от наших властей, чтобы с нами обсуждали то, как надо обучать наших детей. У нас по закону преимущественное право на воспитание и обучение наших детей. Но почему-то с нами совершенно не советуются, когда в школы внедряют цифровизацию.

Впоследствии чиновники стали оправдываться, что это совещание касалось только цифровой грамотности. Это неправда! Даже в речи министра несколько тезисов были конкретно посвящены цифровой образовательной среде. Он сказал, что у нас сейчас идут пилотные проекты по внедрению ЦОС, что это поможет детям, которые болеют, продолжать участвовать в процессе обучения. Это какое-то издевательство над болеющими детьми, когда их заставляют постоянно быть на связи и учиться.

Чиновникам всё равно, их жизнь уже удалась

Обращаясь к гостю в студии Царьграда, руководителю Общественного центра по защите традиционных семейных ценностей «Иван Чай», члену экспертно-научного совета по семейным вопросам при Совете Федерации Элине Жгутовой, ведущая спросила:

– Какие у вас впечатления от услышанного от Анны Швабауэр?

Элина Жгутова: – У меня давно есть такое ощущение, что чиновники лежат в тёплой ванне. У них всё хорошо, всё уже решено, жизнь у них удалась. Но тут врывается холодная струя в виде вот таких выступлений наших коллег-экспертов.

Самое важное, на мой взгляд, – это прозвучавшая реплика о том, что «денег на ваших сельских учителей нет». Наше движение выяснило, что в Минцифры как минимум 125 миллиардов рублей заложено на внедрение цифрового обучения.

Что нам готовят чиновники, как они реформируют образование? Разбирались Анна Шафран и эксперты – Элина Жгутова, Анна Швабаэур и Михаил Богданов. Скриншот: Царьград

Следующий вопрос Анна Шафран задала председателю Санкт-Петербургского городского родительского комитета Михаилу Богданову, подключившемуся к беседе в студии по скайпу.

– Вы могли бы поделиться своими впечатлениями от увиденного в ходе заседания в Госдуме? Мы уже можем констатировать, что это заседание вызвало довольно серьёзный резонанс. Что вы думаете на этот счёт?

Михаил Богданов: – Большое спасибо Анне Швабауэр, что она вытянула из министра такое признание, это дорогого стоит. Дело в том, что правительство в целом понимает проблемы школы очень своеобразно. Они вообще считают, что это затратная составляющая и её нужно максимально сокращать. И позиция Шадаева не его личная. Это позиция и коллег в том числе. А министр невольно озвучил позицию, которую ему транслируют «заказчики».

То, что он произнёс, – это бомба, которая взорвалась в интернете и всколыхнула всё родительское сообщество. В регионах родители наконец-таки стали обращать внимание на то, что происходит.

А теперь все члены правительства прячутся, а началось всё с удаления этого ролика с YouTube-канала Думы, потом обрезанную версию этого видео выложил на своей странице Александр Хинштейн. И тут появилось понимание того, что они пытаются замолчать всю эту историю. Но народ начал активно репостить материалы заседания, поэтому сейчас правительство находится в некотором замешательстве.

Я абсолютно согласен с Игорем Ашмановым, поставившим вопрос о родителях. Но он не сделал акцента на ещё одном аспекте: у нас все эти истории никаким образом педагогически не оправданы, никак не проверены с медицинской точки зрения. У нас действительно очень много вопросов, и их надо обсуждать на профессиональном, научном уровне, прежде чем пытаться что-то внедрять.

На цифровые преобразования уже выделены 125 млрд рублей

– С другой стороны, получается, что удачное заседание получилось? Власть, как кажется, всё-таки услышала общественность. Ведь до этого она была абсолютно глуха ко всем доводам.

Э.Ж.: – Давайте вспомним тему совещания – «Об обязательности цифрового образования». Уже само название достаточно манипулятивно. Нам явили хамство в лице депутата Хинштейна и некомпетентность в лице министра.

Каким образом министр, который заведует «цифрой», может комментировать финансовые потоки на образование? Это дело или Минфина, либо Минобра. Я считаю, что этот вопрос должна задать общественность. Тем более как он может делать заявления о том, что «на ваших сельских учителей нет денег»?

Ещё раз напомню: 125 миллиардов уже заложены в Минцифры на все эти цифровые преобразования школьного обучения. То есть речь тут, скорее всего, и идёт о региональных школах. У них такая концепция: мы не можем вам обеспечить в каждой деревне учителей от астрономии до уроков труда, но мы можем поставить «волшебную коробочку», из которой самый лучший специалист будет вещать для вас по любым предметам. Может быть, за чей-то счёт они проведут в деревни провода, может быть, даже антенны поставят, но сам планшет или компьютер будут приобретать родители – всё ляжет на их плечи.

Что касается сельских учителей. В 2015 году из тех же фондов, которые любят причинять нам добро, из одного из них – The Boston Consulting Group (BCG), пришла программа Teach for All, в рамках которой отбирали учителей, засылали их в регионы, в сельские школы, два года им платили зарплату в 35 тысяч рублей и снимали им жильё.

Это были «лидеры» американского разлива, которые фактически были агентами американского образования изнутри. Эта программа никуда не делась, теперь она просто пересела на нашу с вами шею, поскольку там задействованы и Высшая школа экономики, и агенты влияния по всей стране.

Поначалу, в 2016 году, программа была запущена в Московской и Воронежской областях. Интересная деталь: мы знаем, что все «радужные» парады проходят только в центральных городах. Но неожиданно в 2019 году в Воронежской области в каких-то сёлах объявляется о том, что будет «радужный» парад. Возможно, это совпадение…

– Но если сопоставить факты, то закрадывается сомнение, откуда дует ветер…

Э.Ж.: – Эта же The Boston Consulting Group участвует в продвижении закона о семейно-бытовом насилии, то есть это те же самые агенты влияния, если называть вещи своими именами. Понятно, что они не могут решить проблему сельских школ, поскольку у них всего 500 человек работает на сегодняшний день. Это просто внедрение агентов влияния под видом сельского образования. И вот на это у нас деньги есть.

Родителям просто затыкают рот

– Почему чиновники игнорируют доводы родительской общественности, экспертов по цифровой безопасности, таких как Игорь Ашманов, позицию медиков и пытаются прикрыться шуточками про чипирование и 5G?

А.Ш.: – Самое первое, что приходит в голову, – это отработка бюджетов. Там до 2024 года на цифровую образовательную среду заложены миллиарды рублей. Судя по всему, общественность и родители очень мешают отработке этих миллиардов. У нас совершенно разные интересы, поэтому фактически блокируется участие общественников в обсуждении таких вопросов.

Скриншот: Царьград

А в составе рабочей группы, которая должна быть создана по результатам этого совещания, нет ни одной родительской организации. Зато, судя по раздаточным материалам, из организаций к участию приглашены «Майл.ру», «Яндекс», а из общественных организаций – АНО «Диалог», Региональный общественный центр интернет-технологий (РОЦИТ). Вот кто занимается нашими детьми. У них интерес только в том, чтобы получить на этом свои деньги. Прямой диалог дал возможность посмотреть, кто есть кто.

К слову, представитель этого самого РОЦИТ на совещании активно затыкал рот мне, многодетной маме. А по имеющейся информации, у этого самого представителя детей-то нет. Я видела, как мои дети мучились на этом «дистанте». А люди, которые всё это внедряют, не дают нам слова. Нам надо эту стену непонимания преодолеть, несмотря на то что тут на кону – миллиарды.

Разруха не в клозетах, а в головах

Одна западная компания (не буду рекламировать) запустила на прошлой неделе конкурс среди школ в России: нужно было прислать фото школьного туалета – и в самом жутком будет сделан ремонт. Жутких фотографий оказалось немало. Самое поразительное, что в числе призёров вовсе не сельские школы, не все из которых в принципе оборудованы ватерклозетами. Нет, ремонт за счёт иностранцев будет сделан в школе города Гусь-Хрустального.

Как тут не вспомнить булгаковского профессора Преображенского с его сакраментальным “разруха не в клозетах, а в головах”.

О какой массовой цифровизации можно говорить, когда в школах нет нормальных туалетов? Понятное дело, на закупке компьютерного класса можно украсть на порядок больше, чем на ремонте туалета, но мы же исходим из презумпции невиновности и благонамеренности чиновников. Значит, всё дело в неправильной расстановке приоритетов. На цифровизацию им денег не жалко, ведь это прогрессивно. А туалет – ну что туалет, можно как-нибудь так обойтись.

Уверена, что до тех пор, пока эта разруха в головах чиновников не исчезнет, приступать к цифровизации просто недопустимо. И поскольку этот вопрос касается каждого из нас, то единственная возможность что-то сделать – это массово требовать от чиновников соблюдения прописанного в Конституции права на образование. Если мы не сделаем этого, никто не сделает.

Подумайте об этом.

Главное на сегодня