+
Реклама


опубликовано в 13:28 от tsargrad.tv

Выиграть невозможно: Россию предписано экономически убить. Но…

Обход западных санкций вот уже почти восемь лет является самой масштабной экономической игрой в России. Но сейчас к этой игре вышло объёмное дополнение, которое устанавливается принудительно и содержит совершенно новые вводные. Выиграть в этой игре отныне невозможно. А значит, игры закончились. Как жить будем, дамы и господа?

Обречены выжить

В последний день зимы Владимир Путин провёл совещание с экономическим блоком правительства. Говорили о мерах экстренного реагирования на зарубежные санкции. Разговор шёл за закрытыми дверями (публике показали лишь первые 30 секунд), а одним из его итогов стало подписание через несколько часов указа «о применении специальных экономических мер», включающего, в числе прочего, запрет резидентам выводить валюту на зарубежные счета. Но это, равно как и рост ключевой ставки Центробанка до беспрецедентных 20%, лишь малая часть необходимых мер.

Экономике России надо научиться жить самостоятельно – этому мы посвятили объёмную статью ещё в первый день спецоперации на Украине. Уже тогда стало ясно, что окончательного разрыва с мировой экономической системой не избежать.

Но в тот момент ещё не было ясно, какой силы удар обрушится на нашу страну. Сейчас, пять дней спустя, картина стала намного яснее. Россию предписано экономически убить – соблюдая лишь минимальный политес в стиле «Мы против русской власти, а не народа». При этом очевидна месть именно народу – за то, что он выбрал не устраивающую Запад власть.

Журналисты не успевают за политиками. До сих пор, без перерывов и выходных, любой текст, повествующий о наложенных на Россию санкциях, устаревает буквально через час-два после публикации. Нас атакуют буквально по всем часовым поясам: то Австралия, то Япония, то Европа, то США. Для простоты всё же продолжим называть санкции «западными», ибо диктуют их главным образом из Вашингтона. Остальным было бы проще найти компромисс и договориться, но отступление от американских принципов в наше время карается быстро и решительно.

Зачем нужны санкции?

Когда кто-то вводит против кого-то санкции, главный вопрос: какова цель? Чего хотят добиться господа санкционеры?

1. Нокдаун для перезагрузки

Возьмём антииранские «адские санкции» 2012 года с отключением от SWIFT и эмбарго на продажу углеводородов. Они были направлены на смену светского руководства страны и прекращение возможной ядерной военной программы Ирана. Санкции достигли цели – сторонники Махмуда Ахмадинежада проиграли на ближайших же выборах, а Иран заключил ядерную сделку с США. Основные санкции при этом были сняты (как выяснилось, временно).

Тут всё понятно – есть цель, выбраны средства, получен результат.

2. Торможение развития

Иное дело антикрымские санкции – они, напомним, автоматически накладываются на любую крупную компанию, открывающую на полуострове своё отделение. Цель, опять же, совершенно понятна: сделать жизнь в регионе максимально неудобной, настроить население Крыма против «русских захватчиков». Результат – созданы компании специально «под Крым», неудобств хватает, но о достижении цели речь не идёт и восемь лет спустя.

Есть цель, выбраны средства, результат не достигнут – таким образом, продолжение санкционного режима является просто проявлением политического садизма, поскольку делает жителей полуострова людьми второго сорта.

3. Устранить конкурента

Секторальные санкции против русской экономики, начавшиеся в 2014 году, носят в первую очередь антиконкурентный характер. Особенно это видно по ситуации вокруг «Северного потока» – не имеющие к нему никакого отношения США давят стройку санкциями, чтобы: а) продавать в Европу свой сжиженный газ; б) субсидировать экономику Украины русской данью за транзит. Но и по другим направлениям стои́т цель выдавить Россию с части мировых рынков.

Эти санкции пусть и слабо, но работают.

4. Месть

Ещё один тип санкций – наказание в чистом виде изначально, без попыток изобразить какой-то конструктив. К таковым относится, например, отстранение спортсменов от международных соревнований. Эта мера применяется очень редко, классический пример – многолетние санкции против ЮАР за режим апартеида, более свежий – отстранение сербских спортсменов в начале 1990-х годов за попытки руководства страны сохранить единую Югославию. Слабое обоснование – «дабы лишить кровавый режим средства пропаганды».

Подобные санкции отбрасывают спорт «забаненной» страны далеко назад. А сейчас впервые в истории двери закрывают перед страной, лидирующей или занимающей серьёзные позиции во многих дисциплинах (из соревнований, которые мы потеряли прямо сейчас, выделим хоккей и шахматы, причём последние много лет де-факто финансируются из России).

Без Путина любой ценой

Какую же цель преследуют нынешние санкции – которые просто отсекают Россию от остального мира, запрещая нашему бизнесу почти любое взаимодействие с «цивилизацией»? Ответ очевиден – сменить власть в России, причём не в мягком виде, как в Иране (с духовным лидерством аятолл ничего не произошло, да и не могло произойти), а радикально, с полным демонтажом политической системы страны. «Разрушим до основанья, а потом».

На всякий случай авторы санкционных решений держат в уме сразу двух зайцев, два пути реализации плана.

Первый вариант – смена режима сверху. Для этого нужно спровоцировать дворцовый переворот (форм у него может быть множество), доведя недовольство части элиты до предела. Классический пример – гибель прямолинейного Павла I, отменившего часть либеральной мишуры своей матери Екатерины II. Из недавних – скрытый переворот Никиты Хрущёва, предательство коммунистической верхушки времён Михаила Горбачёва. Сложность в том, что Путин не устраивает в первую очередь конформистскую часть элиты, превыше всего ставящую именно комфорт и безопасность – из такого топора хорошую кашу не сваришь.

Второй вариант – полноценная революция. Нужно довести русский народ до нищеты, чтобы тот вышел на улицы и потребовал смены власти. В условиях современной России с её жёсткими порядками это приведёт к страшным, кровавым событиям, но организаторов санкционного режима жертвы не волнуют. Напротив: чем больше крови, тем белее пальто «миротворцев». Удачные примеры революций последнего времени – «арабская весна», Майдан 2014 года, неудачные – Москва 1993-го и Минск 2020-го. Идеологическое обоснование – «лучше умереть свободными, чем жить под ярмом».

Шпион уходит добровольно

Большинство нынешних санкций суть углубление старых, работающих со времён покоренья Крыма, но в ближайшее время будет нанесён совершенно новый для нас удар. Итак, Россию отключат от системы SWIFT (Society for Worldwide Interbank Financial Telecommunications – «сообщество всемирных межбанковских телекоммуникаций»). Не сразу и не всю, но первые шаги уже сделаны. Очевидно, что под раздачу в первую очередь попадут банки с преимущественно государственным участием. Кроме, возможно, Сбера – западные партнёры, повторимся, старательно делают вид, что не хотят наносить удар по простым гражданам России. Официальная формулировка относительно мягкого отношения к Сберу – «уникальная важность банка для российской экономики».

Между тем мы не первые под таким прессом. Уже упомянутый выше Иран под этим ударом был – ещё с 2012 года. Тогда США приняли – и заставили Евросоюз принять – целых три пакета «адских санкций». Первый – полное отключение банков страны от системы SWIFT. Второй – эмбарго на покупку нефти. Третий – запрет на страхование нефтеналивных судов.

Занятно, что написавший об иранском опыте неплохую работу аспирант кафедры мировой экономики Дипакадемии МИД России Камал Омаров в 2018 году называл эти меры «объективно адекватной реакцией на ядерную программу Ирана» – интересно, что сей питомец гнезда Лаврова думает и говорит об этом сейчас.

Внутри России ничего не изменится – переводы будут осуществляться через национальную Систему передачи финансовых сообщений. Она открыта, к ней может присоединиться любой банк мира. Но пока эта система по сути внутрироссийская, трансграничные переводы и особенно внешнеэкономическая деятельность окажутся сильно затруднены. В первую очередь это удар по русским экспортёрам.

Есть тут, правда, и некоторая ирония. Следует понимать, что SWIFT – система прежде всего информационная. Её организаторы находятся в уникальном положении – они получают данные почти обо всех легальных безналичных транзакциях в мире. На бельгийских серверах «СВИФТа» хранятся потребительские портреты большинства жителей земного шара и полная денежная история практически всех юридических лиц планеты. Главам государств даже не снилась та власть, которую имеют структуры, контролирующие SWIFT. В каком-то смысле это самая разветвлённая шпионская сеть планеты.

В этом смысле отключение России, как ни странно, станет серьёзным ударом по интересам западных спецслужб – они потеряют бесценный источник данных о русской экономике.

Санкции с китайским акцентом

Есть и ещё один неприятный для нас момент, которого не было на момент крымского конфликта.

Американский Закон о санкциях против противников Америки CAATSA (Countering America’s Adversaries Through Sanctions Act), принятый в 2017 году, делает обязательным введение санкций против граждан и компаний любой страны, которые будут замечены в содействии «существенным транзакциям» в интересах подсанкционных организаций. Это пункт совершенно откровенно направлен против сотрудничества России и Китая. Сколько бы мы ни говорили, что Китай поддерживает нас против Америки (а это действительно так), своё ханьфу ближе к телу. Как торговый партнёр США для Китая в пять раз (по объёму товарооборота) ценнее, чем Россия, с Евросоюзом же – во все десять.

После принятия акта некоторые китайские банки негласно присоединились к американским санкциям. Да, это не полномасштабный бойкот, но китайцы с тех пор крайне осторожно работают с нами, а теперь, после свежего санкционного пакета, вообще приостановили множество транзакций и рассматривают их под лупой.

И это бо́льшая проблема, чем кажется. Потому что Россия активно пытается развивать несырьевой (в первую очередь продовольственный) экспорт в Поднебесную – и банковский саботаж, пусть и отчасти вынужденный, ставит в эти колёса очень увесистые палки.

В поисках лайфхаков

Относительно слабое место санкций состоит в их неизбежном формализме. Универсальный способ определения «заслуживающих санкций» организаций очень прост: если как минимум половиной такой организации владеет кто-нибудь предположительно нехороший. Например, русский народ в лице его правительства.

В некоторых случаях такой формальный подход помогает вывести какие-то активы из-под ограничений.

Так, ВТБ, имевший 50% + 1 акцию «Почта-банка», продал 2 акции – и теперь «Почта-банк» выведен из-под удара (временно?).

Иногда это не срабатывает: ещё в 2020 году «Роснефтегаз» снизил свою долю в ПАО «Роснефть» ниже 50%, но на санкционный режим, вопреки американским же правилам, это не повлияло.

Сейчас по России идёт активная смена схем владения активами для вывода из-под санкций максимального числа предприятий. Но эта мера, во-первых, запоздала, во-вторых, ничего не изменит по сути: не попавшее под санкции предприятие в обложенной со всех сторон стране всё равно испытывает практически такие же неудобства, как и остальные.

Что с того?

Вы думаете сейчас:

Что я только что прочитал? Валютная выручка, дворцовые перевороты, SWIFT, китайские банки, тасование акций… Простой здоровый человек никогда в жизни ни с чем из этого напрямую не сталкивается.

Есть, однако, известная поговорка про политику, которую очень уместно переделать под экономику: «Даже если вы не интересуетесь санкциями, они всё равно интересуются вами».

В чём же выражается этот интерес? Надо понимать: санкции готовили умные люди, которые хорошо знали, что творят. Не будем делать вид, что всё это «выстрел Запада себе в ногу» и так далее. Проблемы нам создали реальные, и далеко не все властные институты оказались к ним готовы.

Впереди действительно тяжёлый год. Денег в России будет меньше. Производство на какое-то время снизится. Импортные товары «благодаря» занижению курса рубля станут очень дорогими. А растерянные русские люди станут совершать следующие ошибки.

  • Скупать иностранную валюту. Нет, ограничений на её оборот пока не намечается, всё-таки валютные счета в России очень распространены. Но попытки «купить недорого, пока ещё можно» подкосили не одну тысячу домохозяйств в 2008–09 и 2014–15 годах. Оба раза рубль после нескольких кувырков стабилизировался на уровне гораздо выше, чем ожидали паникёры.
  • Вкладываться в резко подешевевшие акции русских компаний «на дне». Дно-то, может быть, и рядом, да вот только, продолжая аналогию, фондовый рынок – море, где крупная рыба всегда сожрёт мелкую, а на одну историю пескаря, выросшего в акулу, приходятся миллионы тех, кто потерял все принесённые на биржу деньги. Собственно, для этого открытый рынок акций и создавался.
  • Срочно тратить сбережения, чтобы не обесценились. Даже похудевший рубль всё ещё является платёжным средством, и «инвестировать» его в ещё вчера не нужную технику, автомобиль, драгоценности – так себе идея. Когда деньги понадобятся по-настоящему, у вас их не будет.

Закон жителей осаждённого государства (а санкции – самая натуральная осада) – бережливость, умеренность, терпение. И обязательно вера.

Мы справимся. Не паникуйте и, действительно, не стреляйте в собственные ноги. На то и без вас довольно желающих.

Сейчас читают