03.05.2020 в 17:56rueconomics.ru

Юшков рассказал, чем грозит «Северному потоку-2» отказ в иммунитете к газовой директиве ЕС

новости

Газовая директива Евросоюза превратится для российской стороны в условные санкции, рассказал ФБА «Экономика сегодня» ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности, эксперт Финансового университета при Правительстве РФ Игорь Юшков.

Федеральное сетевое агентство ФРГ (BNA) намерено отклонить заявку Nord Stream 2 AG на освобождение проекта строительства трубопровода «Северный поток-2» от требований обновленной газовой директивы Европейского союза. Окончательное решение по этому вопросу будет принято после рассмотрения всех замечаний от заинтересованных сторон, которые должны быть направлены до 8 мая 2020 года. Такое сообщение сделало издание Handelsblatt со ссылкой на проект решения ведомства. 

“В последнее время вопрос о функционировании “Северного потока-1” и “Северного потока-2” становится весьма актуальным. Недавно Европейский союз ввел поправки в газовую директиву, или, по-другому, третий энергетический пакет ЕС, которые распространяют ее действие на морские газопроводы. Правила, установленные данным документом, начинают действовать в 12 милях от берега Германии. Последний такой участок как раз касается российских газопроводов”, — комментирует эксперт. 

В этом случае основная сложность для российского “Газпрома” заключается в том, что по правилам третьего энергетического пакета поставщик не должен владеть трубой и может передать управление независимому оператору или вовсе ее продать. 

“Помимо этого существует и другая проблема — согласно установленным Европейским союзом правилам, один поставщик не имеет права загружать более 50% мощности трубы. То есть по двум газопроводам вместо 55 млрд кубометров на каждую трубу получится загрузить только по 27 млрд кубометров. И получается, что в итоге российская сторона вместо двух газопроводов на 110 млрд может получить как будто один на 54 млрд.  

Поэтому возникает достаточно большая проблема, которую “Газпрому” придется решить и доказать, что третий энергопакет нельзя применять к морским газопроводам, или добиться исключения для своих проектов от Европейского союза, так как ограничения противоречат логике законодательства”, — рассказывает эксперт. 

Игорь Юшков отмечает, что газовая директива ЕС по факту является антимонопольным комплексом законов, которые призваны развивать конкуренцию. 

“Ограничения по объемам вводятся на тот случай, если придет еще какой-то поставщик. По мнению Европейского союза, места должно хватить всем, чтобы на выходе из трубы у потребителя была возможность выбора. Но в 12 милях от берега на морском дне не может появиться альтернативный поставщик, так как на территории Российской Федерации, именно на входе в трубу, только один “Газпром” имеет право экспортировать трубопроводный газ. 

В связи с этим меры, которые пытается внедрить Евросоюз, можно рассматривать как очередные санкции против России. Ведь в законодательстве Европейского союза прописано, что там, где не может возникнуть конкуренция вследствие применения, нужно давать исключения для поставщика. Согласно этой норме, российская компания должна получить послабление, так же как и проекты других стран. Например, исключение еще на моменте заявления о строительстве получил газопровод Азербайджана TANAP, который уходит в Европу, а также газопровод Baltic Pipe из Норвегии в Польшу”, — объясняет эксперт. 

Игорь Юшков напоминает, что на примере работы магистрального газопровода между Российской Федерацией и Германией, проходящего по дну Балтийского моря и являющегося морской частью одной из веток системы газопроводов Ямал-Европа, видно иное. 

“Эта система на территории Германии расходится на две части: OPAL и NEL. Последняя получила исключение из третьего энергопакета сразу после окончания строительства. При этом труба OPAL, которая идет транзитом через Германию и приходит в Австрию, много лет испытывает проблемы из-за ограничений. В этом случае также альтернативный поставщик претендовать на нее не может, но правила газовой директивы на нее распространяются”, — отметил собеседник агентства. 

Что будет с “Северным потоком-2” 

Игорь Юшков предполагает, что дальнейшая судьба “Северного потока-2” будет чем-то похожа на судьбу газопровода OPAL, так как после окончания строительства российская сторона будет прорабатывать меры по получению исключений из-под норм третьего энергопакета. 

“Я думаю, что немецкий регулятор отказывается давать законные послабления Российской Федерации из-за невыгодности привлечения внимания к проекту “Северный поток-2”. Сейчас все стороны должны переключиться на главную задачу — закончить строительство магистрального газопровода, не дожидаясь ввода каких-то официальных санкций от Европейского союза. Напомню, что в последнее время против российского газопровода действуют только санкции Соединенных Штатов Америки”, — добавил Юшков. 

Эксперт подчеркивает, что немецкая сторона таким образом пытается избежать нового скандала вокруг “Северного потока-2” и не привлекать внимания Соединенных Штатов. 

“Строительство газопровода должно прийти к финалу спокойно. Тем более что краново-монтажное трубоукладочное судно “Академик Черский” уже прошло Датские проливы и входит в Балтийское море. Как только подготовка и строительство участка трубы закончатся, стороны вернутся за стол переговоров и начнут обсуждать правила использования достроенного газопровода. А сейчас в рамках стратегии успокоения немецкий регулятор не идет навстречу российской стороне. 

Третий энергопакет регулирует правила использования готовой инфраструктуры, а не ее строительство. Поэтому отказ в иммунитете к газовой директиве Европейского союза никак не скажется на сроках окончания указанного проекта”, — резюмировал эксперт. 

Читайте также